Дело «утопленников» продолжается

Сейчас вся страна с энтузиазмом обсуждает строительство новых домов для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. Но как быть с теми, кто в них никогда не въедет? С теми, кто остался в своих расквашенных водой жилищах – да не в Хабаровске, а где подальше? 

Вначале мы просто дали на своем сайте информацию о Красном Кресте. Однако многие наши партнеры в других регионах пожелали оказывать помощь пострадавшим именно через нас (ХКБОО «Зеленый дом»), а не через Красный крест или правительство края. И после каких-то там по счету бесплодных переговоров мы решили открыть таки собственный счет.

Вода уже сошла, пресса затихла, и это означало, что число желающих оказывать помощь жертвам потопа стало стремительно сокращаться. Людям свойственно благотворить под влиянием импульса, но импульсная благотворительность отличается быстрой потерей интереса. Меж тем как проблемы со сходом воды, собственно, только начались.

А о нас забыли?

Через фейсбук к нам обратилась жительница Комсомольска-на-Амуре Татьяна Кравченко. В одиночку она курсировала по районам города и ближайшим населенным пунктам, подвергшимся затоплению, и прям таки конспектировала проблемы: там не откачивается вода из подвалов, там не провели дератизацию, там нет возможности сушить дома… В середине сентября подвернулась оказия, и мы встретились в Комсомольске с Татьяной, затем с сотрудниками районной администрации и проехали по ряду населенных пунктов.

Село Гайтер разрезано железной дорогой на 2 части. Затонула часть села, прилегающая к озеру, ок. 20 домов. Один дом смыло полностью, остальные потрепало в той или иной степени. Люди компенсации получили, понемногу восстанавливаются. Мешает ровным счетом одно обстоятельство: все грузы приходится везти с трассы до железной дороги, затем перетаскивать их на руках через полотно, снова закидывать на машину и доставлять до места.

Переезд руководство железной дороги ликвидировало за экономической нецелесообразностью. Видать, антимоль в якунинском шубохранилище жутко вздорожала, и экономить бедной РЖД приходится теперь на всем, в том числе на гайтеровском переезде. А может быть, РЖД сильно потратилось на философов, которые неустанно формируют будущую парадигму России, причем, собираются для совместных размышлений отчего-то в забугорье. Вариантов, в общем, много, а дорога на улицу Озерную в Гайтере осталась одна, и та под водой. Так что прыгают местные через шпалы, таская грузы, и желают философам побыстрее придумать наше всеобщее спасение.

В селе Молодежное Алексей, начальник отдела культуры районной администрации, показал нам дамбы, возведенные вдоль поселения. Масштаб работ до дамбостроительству поражает: в короткие сроки возвести столько километров защиты высотой в 3 и более метра… Татьяна говорит, что гул самолетов, садившихся и взлетавших на двух комсомольских аэродромах, не затихал ни на минуту. И люди в целом очень позитивно оценивают усилия власти. Но вместе с тем говорят: когда нужно было спасти Комсомольск и его большие предприятия, то власть старалась, а как Амур отступил, то о нас забыли…

Дома, в которых можно жить?

Молодежное дамба не спасла. Амур повернул речку, впадавшую в него, вспять, и та залила более сотни домов. Сейчас вода стоит в подвалах, но далеко не все хозяева борются за спасение жилищ. Очень многие костерят комиссии, оценивавшие степень разрушений, причиненную потопом.

Говорят, что приходили комиссии без предупреждения, оценивали жилье без хозяев, находившихся на работе, и свои вердикты выносили тайным и безапелляционным способом. Мы зашли в один из домов, затопленных почти под крышу: вспученные полы, гниющая мебель вперемешку… Дом деревянный, в зиму идет непросушенным – разорвет запросто.

С точки зрения слепого буквализма в спорных домах и вправду можно жить: крыша есть, стены не разрушены. Можно, но после капремонта. Власти же решение о капремонте в Комсомольском районе оставили до весны. Но по весне им явно придется признавать процентов 20-30 жилья негодным к проживанию, в довесок к той тысяче домов в крае, уже признанных негодными. В то время как быстрые выплаты из расчета по 5 тыс. рублей на кв.м., как было заявлено, позволили бы людям восстановиться еще до холодов. Хотя, поздно уже.

Да, большинству «утопленников» выплатили по 100-120 тысяч рублей. Но на что люди, в одночасье всего лишившиеся, потратили деньги? Кто-то на съем жилья, кто на предметы первой необходимости (ведь многие не спасли даже зимнюю одежду), кто на стиральную машинку да холодильник, на солярку и электричество.

Мы же полагаем, что речь нужно вести даже не о капремонте, а о признании любого  жилья непригодным к проживанию, фундамент которого находился ниже уровня затопления плюс 0,5-1 метра, за исключением надежно защищенного гидросооружениями.  Ведь непонятно, какие сюрпризы за собой принесет весна. Земля напитана водой, и Амур поэтому сильно не сбросил. Стало быть, по весне в районе Комсомольска уровень реки опять может быть под 9 метров. Ведь мы ничего не слышим мы про работу гидрологов – что случилось, какова будет тенденция?

Также власть не сделала никаких выводов по роли хозяев Зейской и Бурейской ГЭС, основных виновников наводнения, главных сотворителей «гребня паводка», и потому нет вообще никакой гарантии неповторения произошедшего. Короче, бестолку в большинстве случаев вкладываться в капремонты. Наверно, поэтому многие пострадавшие из «частного сектора» не спешат восстанавливать жилье – да попросту боятся вновь вселяться.

В 5 утра

В пос. Новый мир пострадало 36 домов. Все дома каменные, добротные, но не новоделы. Это кирпичные коттеджи на 2-4 хозяина, построенные еще при советской власти. Новый мир – это бывшая усадьба совхоза, и уровень жителей там соответствующий, очень даже невысокий.

Новый мир затопило в 5 утра. Вода хлынула через дамбу, пошла волнами. Люди выбегали на дорогу, где их тоже ждала стихия. Спасти никто ничего не смог. Некоторые не успели даже собак отвязать. Кто-то поднял вещи заранее на чердак, но все равно их лишился – влажность за пол-месяца разложила деревоплиту начисто.

Сегодня в подвалах вода по метру, и не уходит. Попробовали откачивать пожарной машиной, но через пару подвалов машина сдулась. Дали людям мотопомпу – ту так и не сумели запустить. Народ качает хиленькими насосами, палит их почем зря. С просушкой тоже проблема. Тепловые пушки на соляре, но бесплатная соляра быстро закончилась. Да ладно соляра – пушка лупит в стену, высушивает круг, ее переставляют на другую стену, меж тем высушенное место быстро намокает – снизу снова поднимается вода. Ну, и амбре от соляры соответствующий...

Также мы посетили один из Пунктов временного размещения (ПВР) в Комсомольске, где живут несколько десятков пострадавших от наводнения семей, со всех сел, в основном с детьми. Мы передали детям посылки с тетрадями, пластилином, красками и другими нужными для них вещами от учеников Тополевской средней школы – ребята, ваши замечательные подарки очень нужны вашим сверстникам. Огромное спасибо от детей Комосомольского района также и вашим наставникам!

Также мы передали несколько коробок с вещами, кружками, мылом, шарфами и даже градусниками, собранных Ассамблеей народов Хабаровского края и ООО «Земский доктор». В особое восхищение замначальника ПВР Ярослава привели большие игрушки-самосвалы: дети часто просили разнообразить «инвентарь» в общей игровой комнате. Кстати, Ярослав очень бы хотел обустроить еще одну игровую, из бывшей кладовой. Ведь в ПВР более 30 детей. К сожалению, благотворители пока не спешат наполнять наш счет. Возможно, именно это хотел бы подчеркнуть Ярослав своим непроизвольным жестом.

***

На средства, перечисленные Благотворительным фондом развития г. Тюмени, нашим партнером по коалиции НКО «Регионы», были приобретены 2 печи длительного горения и установлены в домах пострадавших - Светланы Токиной и Галины Чугай.

Прототип этих печей я видел в Бурятии, лет 7 тому назад. Местный мастер сделал конструкцию из 2 контуров; в первом контуре тлеют дрова и выделяют угарный газ, который горит во втором контуре и нагревает трубы, по которым циркулирует воздух или вода. Интенсивность горения регулировалась в печке микровинтом, открывавшем поддувало. Охапки дров хватало на 10-12 часов, а отапливала печь при этом помещение небольшого сельского детского сада.

Теперь такие печи предлагают многие производители, как с водяными контурами, так и конвекционные. Их высочайшая экономичность, подумали мы, очень даже устроит местных жителей. А если соединить печь с дренажным насосом, то эта схема за неделю сможет спасти дом от зимнего разрыва.

Кстати, о существовании дренажных насосов фактически никто из жителей Нового мира и не знал. Качали воду аналогами «Камы», тонкой струйкой. «Дренажник» позволяет качать грязную воду с крупными частицами чуть ли не до 3 сантиметров (так прописано, во всяком случае, в инструкции), и довольно большими объемами. Установленный в приямок подвала, он поддерживает в нем нулевой уровень воды. При подъеме воды на 4 см срабатывает поплавок и насос автоматически включается. Печь, заряжать которую надо всего 2 раза в сутки, и автоматический насос – это то, что доктор прописал.

Из Приморья – в Хабаровский край

Полторы недели назад нам позвонил Олег Викторович Петрук, руководитель «Владивостокского общества помощи детям». Думаю, многие знают об этой организации и председателе ее совета по громкому и значительному проекту – деревне «Семейный очаг», которая живет и развивается в селе Раздольное Надеждинского района Приморского края. Сегодня в деревне живет несколько семей со своими и приемными детьми – всего около 50 человек.

«Владивостокское общество помощи детям» стало в Приморье центром гуманитарной помощи. Его работа координируется с программой ««СоСеДИ», реализуемой Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия». На счета Общества поступило более миллиона рублей. Петрук лично объехал ряд районов Приморья, пострадавших от наводнения. Однако, в Приморье люди только лишились огородов; в Хабаровском крае дела обстоят намного хуже. Поэтому Олег принял решение перекинуть добрую часть пожертвований в Хабаровский край.

Мы думали недолго, и предложили в качестве объекта помощи именно Новый мир -  каменные дома, построенные из силикатного кирпича, мороз рванет в первую очередь. Олег Викторович согласился. Нашу комбинацию из дренажного насоса и печи длительного горения он предложил дополнить осушителем воздуха. Этот аппарат вытягивает влагу в помещении, в сутки до 30 литров, что очень актуально в зимнее время, когда дома уже нельзя проветривать естественным способом, открывая окна и двери. Плюс небольшой тепловентилятор для поддержания плюсовой температуры в подвале. Стоимость комплекта – около 23-25 тысяч рублей.

После согласования поселения и оборудования мы снова поехали в Новый мир. К сожалению, а, может, и к счастью местная администрация не стала оказывать нам содействия по совершенно непонятной причине. Поэтому пришлось действовать целиком через местных активистов. Мы предложили Светлане Токиной, учительнице, собрать людей на встречу с нами. Странно, но параллельно людям звонили из местной администрации и говорили, что встречи не будет. Тогда за дело взялась Татьяна Кравченко из Комсомольска; если бы у Каддаффи было бы столько энергии, как у Татьяны, Башару Асаду сегодня было бы нечего делать. Татьяна обзвонила сама большую часть людей и убедила их в обратном.

***

На собрание пришло 45 человек. Люди были очень вдохновлены предложением от приморской организации, и более всего обрадовались, что печки и насосы им не придется отдавать. Они выбрали комитет из трех активных женщин, решению которых постановили безоговорочно подчиняться. Светлана Токина, Оксана Архипова и Алла Максимова составили списки, лично прошлись по всем домам. Кто-то из новомирцев уже восстановил печку, кто-то купил осушитель или насос, кто-то пострадал меньше чем остальные – все было учтено этим гражданским комитетом.

Олег Петрук закупил во Владивостоке часть оборудования, а часть мы закупили с ним в Хабаровске. Транспортная компания «Алтан», работающая по всему Дальнему Востоку, сделала огромную скидку на доставку гуманитарного груза до Комсомольска – поклон им от всех новомирцев. Правда, груз на 3 дня задержали дожди и затем мокрый снег, превратившие дороги в каток. Только в Хабаровске за сутки произошло более 120 аварий.

В воскресенье 10 ноября вечером мы приехали в Комсомольск, 11 ноября начали распределять помощь. Собственно, работа наша заключалась в заполнении документов по списку, подготовленному вышеназванным комитетом. Нас очень порадовала слаженная работа женщин. Они моментально поправляли списки, если выяснялось, что кому-то нужно не то оборудование, которое ему предлагалось, организовывали взаимопомощь при доставке, филигранно гасили конфликты (нервы у людей, конечно же, на взводе), и вообще сумели осчастливить 65 семей всего за каких-то 4-5 часов.

Люди не остались без помощи и после получения оборудования. Ведь кому-то нужны были шланги для насосов, кому-то консультации при установке печек – самоорганизация жителей поражает и по сей день. Теперь представьте, что было бы, если бы помощь распределяла бы власть – сколько конфликтов пришлось бы вынести чиновникам, сколько камней за пазухой прибавилось бы у местных жителей!

Глава села Владимир Арискин обещал организовать доставку в Новый мир дров – печи-то люди получили, а бесплатных 4 кубометров все никак не дождутся. Да и платных тоже – с дровами в районе вообще туговато.

***

Стоимость спасения одного дома, подвергшегося затоплению, составляет 22-25 тысяч рублей. На счетах правительства края лежит около 90 миллионов благотворительных пожертвований. И их еще не поздно направить на помощь людям, и помочь спасти порядка 3 тысяч домов. Организовать процесс выделения средств, поставку дров и др. может власть, предложить товары готов бизнес (к примеру, кировский завод может в течение 3 недель поставить большой объем печей длительного горения), а сработать с населением могут НКО.

Может, попробуем?

Статьи в рубрике