Мама сошла бы с ума?

- Слушай, а с детьми на такое вообще идти можно?
- Ну так это же про детей и есть.
- Да кто их знает, этих 12-летних...
- У тебя же дочке одиннадцать!
- Вот я и говорю: страшно же узнать, какие они, когда рядом нет родителей...
Я шла в ТЮЗ на спектакль "Дневник 12-летнего", скорее как детский, чем на взрослый. Но когда на сцене появились двое мальчиков, стало понятно, что это, скорее, из серии "взрослым о детях". Ведь самим детям гораздо интереснее смотреть на взрослых, да и вообще - про взрослую жизнь. 
Хотя...
Хотя, взрослым ведь тоже. Этот диалог вначале - он реальный. Взрослым действительно страшно узнать какие их дети на самом деле. Когда не исполняют роли детей своих родителей, а пытаются, как могут, жить собственной жизнью.
У родителей всегда "слава Богу, что дети этого не знают (как вариант - не понимают)". У детей та же песня "мама сошла бы с ума, если б узнала". 
Как хорошо, что существуют секреты. Какая глупость все эти дневники. Мы это знаем еще по детским повестям и рассказам, печатавшимся в советское время в журнале "Пионер" или там "Костер", кого на что в 12 лет подписывали родители. Дневник - он ведь только прикидывается чем-то личным. 
На самом деле дневник - он для того и существует в природе вещей, чтобы быть прочитанным тем, кому нельзя. В том-то весь и смысл. И ничем хорошим это, если верить советской детской литературе, никогда не заканчивается. 
Спектакль ТЮЗа построен на нескольких дневниках. Хотя, если уж по-честному, настоящий дневник там только один - 12-летнего мальчика по имени Андрюша из города Ростов-на-Дону. 
Все остальное, если не считать дневников Франца Кафки, которые он писал явно не в 12 лет, а гораздо позже, - это, скорее, воспоминания актеров театра Галины Бабуриной и Александра Зверева, игравших, собственно, самих себя. Причем, воспоминания тоже не двенадцатилетние - в 12 девочки не грезят о сапогах на "вооот таких" каблуках, и мамы не красят их "в белый". 
И это объясимо. 12 лет - это такой возраст, в котором по-сути ничего не происходит. Пока шел спектакль, я пыталась отыскать у себя вот эти ничегошные 12-летние воспоминания. Как в пионерлагере девчонки прокалывали друг другу уши обычными иголками и вставляли вместо серег гвоздики, выдранные из массажных расчесок. Как я ненавидела музыкалку, как ходила в магазин за молоком для щенка с котенком - а молоко тогда давали только тем, у кого младенцы, но мне продавщицы всегда наливали мои три литра в белый бидончик. Как...
Короче, всякая ерунда. Все интересное в школьные годы - это либо до 12-ти, когда ты еще ребенок и можешь с утра до вечера играть во дворе в "классики", либо после - когда ты уже официально числишься в трудном переходном возрасте и даже можешь позволить себе хамить родителям.
Но в 12-ть! НИ-ЧЕ-ГО. К концу спектакля я окончательно пришла к мысли, что 12 лет - пожалуй, худший возраст в жизни человека. Возможно, даже хуже чем 90. Ибо хотя ничего и не происходит, но все это "ничего" каким-то странным образом влияет на то, каким человеком ты станешь. Ну не ужас ли?
Если бы спектакль был откровенно трагическим - это было бы ожидаемо и, вероятно, не совсем реалистично. Но вот это состояние человека, у которого одна интересная часть жизни уже закончилась, а другая еще не началась - оно заставляет сочувствовать. Себя-то, конечно, уже не жаль - мы ведь это благополучно (кто-то более, кто-то менее) миновали, и можем облегченно вздохнуть в своей интересной (у кого-то более, у кого-то менее) взрослой жизни. Но бедные-бедные дети. Как им там, в этом дурацком 12-летии? Каково им в этом бессмысленном существовании, когда даже маме неохота слушать рассказы о твоей жизни?
Короче. Родители, позвоните своим 12-летним детям. Найдите, пожалуйста, на них время. Оно пока еще есть.
Татьяна Владина. 
фото tuz-xa.ru
информация о спектакле  http://tuz-xa.ru/repertoire/dnevnik-dvenadcatiletnego 
 

Статьи в рубрике