Почему Ковальчук не идет на выборы

Еще недавно я заявлял, что вот, мне исполнилось 30 лет, и я обязательно пойду на выборы губернатора. Теперь же многие могут ехидно поинтересоваться: почему же я все-таки не участвую в этих выборах? Неужели я зря потратил целый год на борьбу с Вячеславом Шпортом?

Да, я активно боролся против второго срока Вячеслава Шпорта в течение целого года. За это время много достойных людей сплотилось в коалицию против его политики. Было сделано многое, что серьёзно осложнило позиции действующего губернатора. И временами казалось, что победа уже близка…

Но в итоге я признаю: мы проиграли.

Судьба губернаторского кресла окончательно решилась в конце апреля отставкой Сергея Хохлова с поста регионального лидера «Единой России» и председателя краевой Думы. Вся последующая избирательная кампания - это театральное действие и формальность, которые юридически должны оформить победу Вячеслава Шпорта. Это выборы без выбора.

Мы собрали более 20 тысяч подписей жителей Хабаровского края с паспортными данными и направили из президенту России. В средствах массовой информации была поднята общественная дискуссия о недопустимости второго срока Шпорта. Все ведущие федеральные политтехнологи и аналитики ставили в своих рейтингах Вячеславу Шпорту неудовлетворительные оценки. Администрация президента России серьезно заколебалась в январе.

Все это вынудило Вячеслава Шпорта предпринять решительные действия, которые возымели действие. Многим противникам Шпорта с членскими значками «Единой России» дали понять, что выступать против действующего губернатора не правильно. К сожалению, многие «горячие головы» в коридорах власти остыли и даже сделали шаг назад в надежде, что им удастся сохранить удерживаемые позиции.

Но лично я высказывался за борьбу до последнего солдата. И даже с очень ограниченной поддержкой предпринял второе весеннее наступление на Вячеслава Шпорта, организовав акцию «Письмо президенту», когда жители края писали письма главе государства с просьбой не выдвигать на второй срок действующего губернатора края.

В итоге в Москву ушло около 5 тысяч персональных писем. Это так же осложнило ситуацию Вячеслава Шпорта. Но, тем не менее, без серьезной поддержки нам не удалось победить его.

После этой победы Вячеслав Шпорт приступил к политическому уничтожению своих противников в органах власти, которым не удалось не то что бы приумножить власть, но даже сохранить имеющиеся позиции. Я думаю, если бы они не отсиживались в критический момент, а боролись с утроенной силой, исход этого противостояния был бы иным.

Москва уважает силу. Сильным многое прощается, как, например, Рамзану Кадырову. А местные претенденты на губернаторское кресло показали себя управляемыми и взвешенными людьми, устранение которых пройдет без проблем, что и произошло, в конечном счете.

Если бы Москва увидела, что в регионе есть силы, которые никогда не признают Вячеслава Шпорта, то с ними бы сели за стол переговоров и пошли на компромисс. Но произошла частичная капитуляция, сдача в плен на милость победителя. А он никого миловать не стал.

Я оправдываю себя лишь тем, что боролся против Шпорта дольше всех. Но надо смотреть на вещи реалистично. Поэтому я и не стал выдвигаться на должность губернатора после годовой активной избирательной кампании.

А был ли я прав, открыто выступая против избрания Вячеслава Шпорта на второй срок – покажет время и итоги его работы.