Мы могли бы быть французами!

Ну, кто из нас не задавался вполне себе логичным вопросом: откуда вдруг в глуши Хабаровского края появился населенный пункт с таким странным названием - Де-Кастри? Понятно, что виноваты французы. Мол, понаехали да понаследили на земле русской! Но, господа, какие это были французы – о-ля-ля!

Сам, понимаешь, Лаперуз!

Жан Франсуа Гало де Ла-Перуз родился в 1741 году неподалеку города Альби, на юге Франции в дворянской семье. Его родители занимали высокое положение в обществе, поэтому в пятнадцать лет своего сына отдали в кадетскую школу.

После ее окончания, будучи гардемарином, Жан Франсуа Лаперуз участвовал в первом сражении у Киберона, потом командовал транспортным судном «Адур». После проведения операций в Ост-Индийской кампании в период с 1773 года по 1777 годы вернулся на родину в чине капитан-лейтенанта, присвоенном за заслуги перед отечеством.

Под его руководством экипаж фрегата «Ламазон» захватил два английских судна. В 1780 году к своему трофею, уже капитаном 1 ранга, Франсуа Лаперуз добавил еще два английских корабля. Карьера моряка шла вверх, но завоевать уважение адмиралов и министров было нелегко.

Известность Франсуа Лаперузу пришла только в 1782 году, когда он успешно выполнил поручение  морского министра маркиза де Кастри (того самого!).

Негласным заданием маркиза было разгромить английские укрепления в Канаде в районе Тихоокеанского побережья. Операция имела не только кровавый характер. Людовик XVI мечтал о такой экспедиции, которая превзойдет по успеху все путешествия Кука и вновь поднимет престиж Франции. Он привлек к разработке проекта лучших ученых, сам вникал в каждую его деталь, внося уточнения и исправления.

Мореплавателям предстояло обследовать тихоокеанские побережья Северной Америки и Азии, найти северный проход в Атлантический океан, открыть и присоединить новые земли к владениям короны и определить возможности для торговли с дальними странами. Руководителем экспедиции был назначен Жан Франсуа Лаперуз.

«Подлый свет» и Сахалин

После успешного разгрома фортов Принца Уэльского и Йорк, соединением кораблей в составе «Буссоль» и «Астролябия» (названия кораблей имели научно-исследовательское значение), мореплаватель Лаперуз провел исследования на островах Неккер, Ла-Басс и познакомился с жителями острова Пасхи. А в 1785  году корабли взяли курс в направлении Китая. Мнение об этой стране у путешественников сложилось как о «несправедливом и подлом свете».

По пути Лаперуз нанес на карту берега Восточно-Китайского и Японского морей. Однажды ясным утром, продолжая путь на северо-восток,  мореплаватели увидели землю. Высадившись на берег в удобной гавани, моряки стали изучать обычаи и жизнь местных жителей. Как позже выяснилось, у острова уже было название - Сахалин. Затем экспедиция, следуя по Татарскому проливу, название которому дал сам Франсуа Лаперуз, развернула свои корабли на юг.

Обогнув остров Сахалин, Лаперуз открыл пролив, впоследствии названый его именем. Он стал первым мореплавателем, который прошел через этот пролив из Японского моря в открытый океан. Пройдя севернее и сделав остановку 7 сентября 1787 года в Авачинской бухте, экипаж кораблей был обеспечен радушным приемом.

С полуострова Камчатка Франсуа Лаперуз отправил доклад о проделанной работе королю с одним из соратников Жаном Батистом Лессепс. В отчете было подробно указано настоящее местоположение экспедиции и его дальнейшие планы. В июне 1788 года фрегаты отправились в Южное полушарие к Океании, в направлении острова Санта-Крус.

Но это были последние планы исследователей - экспедиция пропала без вести. И только в 1791 году французское правительство снарядило поисковую экспедицию под руководством Дантрекасто для поисков пропавших путешественников. К сожалению, останков французских фрегатов отыскать не удалось. Только лишь спустя четыре десятилетия экипажу английского судна торгового флота совершенно случайно удалось найти доказательства того, что оба фрегата потерпели крушение близ острова Ваникоро, налетев на коралловые рифы. Этими останками были серебряные ложки, топоры, чашки, а в особенности шпага с гербом Лаперуза, которую знали все военные моряки.

С тех пор имя Франсуа Лаперуза носит пролив между островами Сахалин (Россия) и Хоккайдо (Япония), соединяющий Охотское и Японское моря.

Именем маркиза!

Многие считают, что именно этими французами (Лаперузом и иже с ним) и был назван поселок Де–Кастри. Ан нет!

Лаперуз и его офицеры  исследовали и описали Южный Сахалин, часть материкового берега Татарского пролива, искали, но неудачно, пролив между Сахалином и материком, открыли пролив между Сахалином и о. Хоккайдо.

Лаперуз также дал названия многим географическим объектам в этом районе: мысы Крильон, Жонкиер, Сюффрен, Дуэ, Лессепс, залив Де-Лангль, остров Моннерон и пр. в честь участников плавания, а так же военных и общественных деятелей Франции. А удобный глубоководный залив на побережье материка Лаперуз назвал именем того самого военно-морского министра Де-Кастри, который и стал виновником путешествия Лаперуза и его гибели.

11 июня 1787 на берегу этой бухты Лаперуз поднял французский флаг с черными королевскими лилиями на белом поле и присоединил вновь открытые территории к короне Франции. Сам же, обогнув Сахалин с восточной его стороны, отправился через Тихий океан в Меланезию навстречу своей гибели.

Известно, что весь состав экспедиции под командованием  Лаперуза погиб на рифах острова Ваникоро, входящего в группу островов Санта-Круус, которые находятся юго-восточнее Соломоновых островов. В живых остался лишь один человек – Ф. Лессепс, которого Лаперуз отправил во Францию с донесениями через территорию России.

Что же касается дальневосточных земель, то если бы во Франции не случилась та самая Великая Французская революция, вполне могла бы начаться массированная колонизация французами Приамурья, Приморья и Сахалина.

И мы с вами могли быть французами и француженками! Эх!..

Римский-Корсаков и другие

И лишь спустя 65 лет после Лаперуза на здешние земли ступила нога европейца. 30 ноября 1852 в залив Де-Кастри (местное название залива - Нангмар) прибыл мичман Николай Чихачев, офицер Амурской экспедиции, которой командовал сам Невельской, и «открыл» эту территорию для России.

Чихачев исследовал большую территорию, прилегающую к заливу, окрестности озера Кизи, которое находится в 8 километрах от бухты Таба (одна из бухт залива) и много других мест.

Менее чем через год, 4 марта 1853, в присутствии местного населения, лейтенант Николай Бошняк понял над бухтой Андреевский флаг, а на мысе Клостер Камп (ныне мыс Орлова) основал Александровский военный пост (в последствии – поселок де-Кастри). Было в то время Николаю Бошняку всего лишь 21 год, и он был самым молодым участником экспедиции.

Чуть позже Бошняк, практически в одиночку пересечет Сахалин с юга на север  и соберет много полезных сведений об этом острове. Но это будет позже, а пока начальником военного поста Бошняк назначил мичмана Григория Разградского.

В 1853 году залив посетил командир военной парусно-винтовой шхуны «Восток» Воин Андреевич Римский-Корсаков (брат того самого, музыкального Римского-Корсакова) - первый русский морской пограничник на крайнем Востоке России.

Первую казачью заставу в Де-Кастри поставили в 1860 году. С тех пор здесь по традиции несли пограничную службу русские солдаты и офицеры. Вплоть до 2003 года, когда по указу Ельцина был отменен режим погранзоны. Заставу расформировали, и сегодня здесь функционирует лишь отделение пограничного контроля «Де-Кастри».

Но самое странное, что со временем Александровский военный порт был назван «Де-Кастри», а залив Де-Кастри стал заливом Чихачева!

Статьи в рубрике