Спонсор наркомана - мама?

- Когда я лег в реабилитационный центр, мне было 29 лет. На тот момент я ни дня за свою жизнь не работал, торговал наркотиками, жил с родителями и постоянно им врал. А они делали вид, будто верят, что у меня есть работа, что все в порядке. И постоянно давали деньги, убеждая себя, будто меня спасают. На самом же деле они просто помогали мне умирать.

Алексею и Денису – за тридцать. Колоться начали лет в 14-15, а лечь в реабилитационный центр оба согласились, только когда замаячила перспектива надолго сесть за решетку. 

Алексей

- Мы – золотая молодежь. Именно среди таких больше всего наркоманов. Деньги, машины, ночные клубы. Почему наркотики? А почему люди начинают пить? Заглушают страх. Вот трезвый я знакомиться с девушкой не пойду – страшно! А если выпью – запросто перезнакомлюсь со всеми девчонками в клубе, всех буду щипать за попы, брать телефоны и говорить, как они мне нравятся. И даже если кто пошлет – развернусь и пойду дальше. Нет проблем!

По мнению Алексея, 50 процентов ответственности за то, что ребенок употребляет наркотики, лежит на родителях.

- Ну как почему? Допустим, я учился в институте. Понятно, что родители обеспечивали меня, давали деньги, купили машину, но я тянул с них еще больше. Мама, я не могу сдать зачет, дай денег! И мама, хоть и видела, что ее ребенок ходит с красными глазами, и ведет себя не очень адекватно, все равно давала. Ну как же: мой сын не может быть наркоманом, у него просто проблемы с учебой! Потом меня отчислили из института, и я стал придумывать новые причины для выкачивания денег.

Говорит, что сценарий у всех наркоманов и их семей абсолютно одинаков.

- Мои родители «узнали», что их сын наркоман только когда я первый раз лег в больницу – на тот момент я уже кололся 7 лет. Как так могло получиться? В семьях наркоманов эта тема табу, все делают вид, что ничего не происходит. Это и есть созависимость. Я вру (а наркоманы врут всегда), и родители тоже начинают играть в эту игру, врут сами себе и другим. Абстрагируются от проблемы.

Выходя в очередной раз из больницы, Алексей снова и снова врал родителям, что устроился на работу.

- Иногда, в качестве доказательства, я давал матери пару-тройку тысяч. Из тех денег, что зарабатывал продажей наркотиков. И она снова верила мне. Иногда врал, что у меня забрали права, шел к маме и говорил, что мне нужны деньги, чтобы их вернуть: ведь иначе я не смогу ездить с тобой на рынок! Да, соглашалась она, как ребенок без машины? И снова давала мне деньги.

А однажды Алексея вызвали в наркоконтроль, и припугнули, что могут устроить ему «контрольную закупку».

- Мне стало по-настоящему страшно, я понимал, сколько могу за это получить. И в обмен на то, что отец уладит мои проблемы, я согласился поехать в реабилитационный центр. Но сделал это только чтобы избежать проблемы, был уверен, что месяца через три вернусь домой, снова буду колоться, и все будет как прежде.

Прожив в центре три месяца, Алексей стал собираться домой. Никаких изменений в его мыслях за этот период не произошло.

- Но кураторы дали моим родителям рекомендации: выписать меня из квартиры, собрать все вещи и прислать на адрес центра. Это называется «жесткая любовь»: мама сказала, что отказывается от меня, пока я не изменю свою жизнь. Я понял, что это мое дно. «Дно» - такое понятие у наркоманов, когда ты понимаешь, что все, конец: про тебя все всё знают, друзья избегают, в долг никто не дает.

Алексей пробыл в реабилитационном центре полтора года, причем последние шесть месяцев работал в качестве консультанта.

- Подобные центры работают по принципу помощи зависимых людей друг другу. Это частные центры, нахождение в которых стоит примерно тысяч 25 в месяц. Естественно, мое нахождение там оплачивали родители.

Денис

У него две судимости – обе за воровство.

- Несмотря на то, что я время от времени работал – то отец, то тесть меня вечно куда-то пристраивали, я все равно воровал – денег не хватало. Кололся уже лет 10, но тут встал выбор: либо в тюрьму на 9 лет, либо в реабилитационный центр на 9 месяцев.

Рассказывает, что в семье наркомана всегда кто-то из родителей более созависим.

- Обычно это мать, но моя мама в какой-то момент отказалась от меня, перестала общаться, а вот отца я продолжал продавливать. А он продолжал убеждать себя, что все не так страшно, и как-нибудь само рассосется.

В течение всех 10 лет Денис неоднократно ходил к врачам, ложился в больницу.

- Наркологи тянули из моих родителей деньги, обманывали их, давая надежду. Ведь они прекрасно знали, что наркомания неизлечима. Я не колюсь уже шестой год, потому что однажды просто взял на себя ответственность за собственную жизнь. Хотя от этого я не перестаю быть наркоманом. Думаете, мне не хочется колоться? Еще как хочется!

По его словам, жизнь любого наркомана – это постоянный страх.

- Страшно, что кто-то узнает, страшно, что не будет денег на дозу, страшно то, страшно это. От страха ты вечно врешь, и живешь в своем маленьком темном мирке, куда никого не пускаешь. И у тебя всегда ощущение, что все там, а ты здесь, все вместе, а ты один. И от этого становится еще страшнее.

Говорит, что все это красивые сказки – мол, человек должен сам решить и бросить.

- Да не хотят наркоманы бросать колоться! Ты можешь что-то изменить, только когда достигнешь своего дна. Когда поймешь, что есть что-то страшнее. Но и тогда должен кто-то принять решение за тебя, сам ты просто не в состоянии это сделать. За меня принял решение отец. Он сказал: я улажу дела с судом, если поедешь в реабилитационный центр. Я согласился, хотя и тогда бы абсолютно уверен, что ничего не изменится, и скоро я снова смогу колоться.

Денис считает, что он счастливчик – ему удалось то, что удается очень немногим.

- Какая-то часть обязательно погибает. У меня есть знакомый, который ушел из реабилитационного центра, несмотря на то, что родителям дали рекомендацию выписать его и прислать в центр вещи. Домой его так и не пустили, он год жил в гараже, и, в конце концов, умер от передоза. Он просто не почувствовал свое дно.

Привет родителям

По информации специалистов, наркотики употребляют 80 процентов молодежи студенческого возраста.

Денис: - Почему такая ситуация? А потому что отношение к этому несерьезное. О чем говорить, если мне недавно знакомый врач-хирург сказал: «Подумаешь, моя дочь попробовала экстази в клубе! Ну, поспит и все пройдет». Это врач! Что же в таком случае говорить об обычных родителях? Отношение к проблеме несерьезное, СМИ все преподносят аналогично: марихуана – это фигня. А ничего, что от марихуаны развивается шизофрения? Ничего, что нося в кармане траву, ты носишь вместе с ней статью – и если наркоконтролю нужно будет сделать план, ты попадешь очень круто?

Алексей: - Решить эту проблему можно только через семью, и через «жесткую любовь» к детям. Причем, начиная с самого раннего возраста. Пришел домой – постирай носки, не сделал уроки – наказан. С детства ребенок должен учиться нести ответственность сам за себя. Как должна ответить мать, когда взрослый сын пришел просить у нее денег? Решай свои проблемы сам, сынок! Но нет, мамы дают денег. И если сын наркоман – мать, таким образом, дает ему деньги на наркотики. То есть, по сути, помогает ему умереть.

Денис: - Как обычно матери наркоманов себя оправдывают: а вдруг, если не дам денег, его убьют за долги? Для этого и существуют группы для созависимых родителей, где прошедшие через то же матери, все объяснят. Он должник, его ищут? Да какой дурак займет твоему нарку деньги, подумай сама? Смотришь – и правда, денег не дала, а он живой ходит, не убили!

Алексей: - Почему родители, даже заметив неладное, не принимают меры? Во-первых, не хотят верить, а во-вторых, не знают, что делать. Но ситуация сейчас такая, что при малейших подозрениях, родителям нужно идти в наркологический диспансер и узнавать у специалистов, как себя вести. Не надо жить иллюзией.

Денис: - Сейчас в аптеках продаются тесты на наркотики. Пришел из клуба, глаза красные – проходи тест. Хочешь и дальше принимать наркотики – вещи собрал и на выход, живи, как хочешь. Но предложи это какой-нибудь матери! Ах, он замерзнет на улице и умрет! А ничего, что ваш ребенок может умереть дважды в день, принимая наркотики? И вы ему это позволяете?..

…Денис и Алексей не скрывают того, что они наркоманы, несмотря на то, что один не употребляет шестой год, а другой – третий. И свои фамилии они попросили не указывать исключительно ради спокойствия близких.

Татьяна ВЛАДИНА,

"АиФ-Дальинформ", №24, 2012

Статьи в рубрике