Не надо убивать медведей, да?

Рино приехал в Хабаровск из-за медведей. В чем конкретно состоит его миссия, я поняла далеко не сразу, поскольку Рино знает русский примерно так же, как я – английский, а то и хуже. Самыми часто произносимыми словами при рассказе о медведях у него были «around the world», «privilege» и «garbage».

Если расшифровать вкратце, получится примерно следующее: «Медведи – самые крутые животные в мире, вам так повезло, что вы живете на территории их обитания, но из-за вашего мусора они гибнут». 

Мишки такие… мишки!

И пусть перевод немного утрирован, все, в общем-то, так и есть. Ну а теперь по порядку.

Рино на самом деле итальянец. «Трое из четырех моих бабушек и дедушек были итальянцами». Однако родился и вырос он в Швейцарии, его родители и братья до сих пор живут в Цюрихе. Но Рино решил отличиться и эмигрировать в Канаду.

- Мне было 19 лет, я только приехал в Канаду. Решил расположиться в одном национальном парке – поставил палатку, лег спать.

А уже на утро в гости к Рино заглянул тот самый медведь, с которого все и началось.

- Он просто заглянул ко мне в палатку. У меня там была еда, но ему ничего не нужно было – просто посмотреть, кто это тут живет. Какое-то время мы с ним смотрели друг на друга: нос к носу, глаза в глаза. После чего он спокойно отправился по своим делам.

С этого момента Рино заинтересовался медведями. Несмотря на то, что в Канаде (это так, для информации) куда популярнее пумы.

- У меня нет специального образования, я не зоолог. Но так получилось, что уже 27 лет я занимаюсь медведями, и считаю себя специалистом именно по этим животным.

Он постоянно ездит по местам медвежьего обитания – то на Аляску, то на Камчатку, то еще в какой-нибудь там Хабаровский край.

- И за все 27 лет я ни разу не видел агрессивного медведя. Только за этот год мне приходилось сталкиваться с ними пару тысяч раз – и никакой агрессии, понимаете?

Кстати, одной из задач медвежьей миссии Рино является изменение имиджа медведей в восприятии людей.

- Большинство людей привыкло считать их кровожадными животными. Которым только бы напасть на человека. Но я хочу объяснить людям, что если и случаются какие-то конфликты с медведями, то всему виной человек. Вы посмотрите на них (показывает видео) – это медведи, на которых никогда не охотился человек, они не знают, что это такое, когда на тебя наставляют дуло. Они совершенно не агрессивны, настроены на позитивный контакт с человеком – разве можно в таких стрелять?

Конечно, соглашается он, те животные, которые видели охотящегося человека - они уже другие.

- А вам бы понравилось, если бы в вас целились из ружья? Вы бы потом смогли оставаться дружелюбным?

В нашем разговоре все чаще появляются слова «hunting» и «poacher». Охота и браконьер.

Пуля дешевле?

Я рассказываю Рино о недавней ситуации, произошедшей в нашем крае. Когда в Николаевском районе медведь напал на пожилую женщину, краевое министерство природных ресурсов дало разрешение отстрелять в районе четырех медведей. А когда и после этого в округе народ продолжал видеть «где-то там» медведей, минприроды дало добро отстрелять еще восемь косолапых.

- Потому что пуля дешевле, - объясняет Рино. – Разбираться в ситуации, чтобы понять, почему медведи стали выходить из леса – это долго, сложно и т.д. Куда легче отстрелять.

 

 

Рассказывает, что осенью медведям необходимо запасти жир перед спячкой, поэтому они используют все возможности, чтобы найти еду.

- И часто они идут на помойки, куда выбрасываются продуктовые отходы. Думаю, что тот медведь напал на женщину, думая, что она претендует на найденное им пропитание. И разве в этой ситуации виноваты не люди – разве не они разбрасывают мусор, не огораживают места свалок и помоек?

За границей ситуация аналогичная, пусть и не в том же масштабе, что в России. Там людям, по словам Рино, даже выделяют деньги, чтобы они делали электрические ограждения своих пасек, огородов, свалок – с целью предотвращения конфликта с дикими животными.

- Но нет, это ведь нужно что-то делать! Куда легче заявить, что медведи – агрессивные, кровожадные звери, и нападают на все, что движется! И дать команду отстрелять.

Рино работает как раз над тем, чтобы менять отношение людей к животным.

- Да, в моей работе есть и образовательный элемент. Людей нужно просвещать, от неосведомленности многие проблемы. Я и мои коллеги – мы учим людей даже тому, что на животных можно иначе зарабатывать деньги. Не убивать, продавая шкуры и мясо, а работать экскурсоводами, показывать людям животных в естественных условиях – за это многие готовы платить неплохие деньги.

Рассказывает про одного человека с Камчатки, который недавно обратился к нему именно с подобным предложением – поработать проводником, поводить туристов к медведям.

- Раньше он зарабатывал браконьерством. Теперь хочет наладить вот такой бизнес.

Рино-мама

Кстати, несколько лет назад на Камчатке Рино попробовал себя еще в одном направлении, связанном с его деятельностью. В течение пяти месяцев он был мамой-медведицей для нескольких медвежат-сирот.

- Да, был такой проект. После этого медвежат выпустили в естественные условия, и я больше не имел к ним никакого отношения.

Показывает съемки, на которых за ним по полям-лесам Камчатки бегают шеренгой штук пять медвежат, ведущих себя как большие щенки. Играют друг с другом, лупят лапами (дыщ-дыщ!) по снимающей их камере, тычутся в нее носами.

- Конечно, я не мог их научить тому, чему научила бы мать. Но у них ведь есть инстинкты.

Довольно серьезное количество медвежат-сирот в нашем регионе связано с тем, что до нынешнего года охота на медведей была разрешена вплоть до февраля месяца. То есть, по сути, разрешалась охота на берлогах – охотники убивали мать, а медвежата оставались одни. Теперь охота разрешена лишь до ноября - это должно хоть как-то изменить ситуацию с медвежатами-сиротами, сократить их число.

О том, что работа с медвежатами-сиротами ведется и в нашем крае, Рино узнал совсем недавно, приехал посмотреть. Съездил в верховье реки Дурмин (район им. Лазо), где как раз есть такой проект. /В этом году Рино финансировал работу Сергея Колчина (общественная организация «Сихотэ-Алинь») с бурыми и гималайскими медвежатами-сиротами. После внезапного отказа Голландского медвежьего фонда (в Европе – кризис) он оперативно дал согласие помочь. В следующем году он планирует работать вместе с Сергеем с медвежатами и снять фильм о их реабилитации в Хабаровском крае/.

- Там я впервые увидел черных гималайских медведей в естественной среде. И решил, что вернусь сюда следующим летом с семьей: приеду на три месяца, помогу ребятам в их работе.

К концу разговора в нашей беседе все чаще стало появляться слово «hope» (надежда).

- Я надеюсь, что у вас все изменится, что поменяется сознание людей в отношении животных. Конечно, это процесс очень долгий и тяжелый. Но, знаете, в Канаде в 80-е годы была примерно такая же ситуация – мусор на улицах, неогороженные помойки. Но вырастают новые поколения людей, которые начинают думать иначе.

Рассказывает про ситуацию, которая произошла в Японии всего года три-четыре назад. В тот год в стране практически не было желудей, которые для медведей в Японии чуть ли не основной вид корма. И животные стали выходить к людям. В результате, в течение только одной осени там было убито несколько тысяч медведей – 30 процентов от общего их числа в этой стране.

- Так что, не только у вас в России подобная ситуация с непониманием. А у тебя очень важная работа – ты должна донести до людей нужную информацию об этом.

Он еще раз говорит о нашей «privilege».

- Такого места, как у вас больше нет нигде в мире – чтобы жили сразу амурский тигр, бурый и черный медведи. Вам очень повезло. Надо просто работать и ситуация обязательно изменится к лучшему.

I hope, Rеno.  

Статьи в рубрике