А чем Шпорт хуже?

Вячеслав Иваныч, наконец, доказал Виктору Иванычу, что тоже может. Стать не только назначенным, но и избранным. Была, если помните, подначка. И все же, будем честными: Вячеслав Иваныч – это вам не Виктор Иваныч, при всех особенностях последнего. 

Да что там: Вячеслав Иванович – это даже не Александр Николаевич. У которого особенностей тоже предостаточно. Думается, из всех этих трех хабаровских топ-менеджеров десятилетия именно Вячеслав Иванович находится в позиции Алеши Поповича.

А чем ж он, собственно, хуже?

Общение с прессой

Сразу после своего назначения 4 года назад Вячеслав Иванович казался хабаровской прессе практически освободителем. Еще бы. Доступ в Белый дом получили не только те издания, что туда при Викторе Ивановиче просто не приглашались, но и те, что откровенно гнались оттуда поганой метлой, если хватало смелости заявиться.

Аллилуйя!

Помню как спустя полгода после назначения, журналистов собрали на уикенд в «Созвездии», привезли Мостовщикова, а на утро, когда большинство из нас были в невменяемом состоянии – и губернатора с мэром, которые напялили журналистские футболки и казались нам, еще не совсем трезвым и совсем не выспавшимся, такими… ну почти родными (пишу и чуть не плачу от умиления).

Нам тогда выдали карточки клуба журналистов, обещали тусовки каждый месяц и все такое прочее. В общем, вы понимаете, почему мы уже готовы были начать любить Вячеслава Ивановича – и даже простить ему назначение Путиным, московскую прописку и постоянные разговоры про самолеты.

А потом что-то случилось. Мы в своей редакции, будучи ранее не приглашаемыми, подумали, что вернулись прежние времена, и мы снова офигеть какая независимая пресса. Пока однажды я не стала свидетелем того, как журналист из «приглашаемых во все времена» не предъявил приятелю из губерской пресс-службы – мол, вы что это нас приглашать перестали?! Оп-па!

С тех пор товарищи из этой самой пресс-службы прижимались всеми нами к стенке при каждом удобном случае: мол, что случилось, почему уже полгода (год, полтора, два, два с половиной…) нет пресс-конференций??? Товарищи прятали глаза и бормотали что-то невнятное про то, что нынешний губернатор… ну просто не любит давать пресс-конференции. Да-да, просто не любит.

Вы слышали что-нибудь подобное? Первое лицо региона размером с Францию несколько лет не общается с журналистами просто потому что НЕ ЛЮБИТ пресс-конференций! Это ж надо.

На самом деле произошло следующее. Из Хабаровска назад в Москву отбыл некто Анохин (не путать с Аношиным – тем, что в пресс-службе полпреда), который и создал все это пресс-великолепие вокруг губернатора.

Варианты причин его отбытия были разные. Кто-то считал, что человек сделал свое дело – показал как надо, и спокойно уехал домой. А уж почему занявший его место генерал Мкртычев повернул все на 180 градусов – это уже не его, Анохина, дело.

Ну а кое-кто посчитал, что причина отбытия Анохина – противостояние Путина и местной политической элиты, одержавшей верх, выжившей Анохина и устроившей назначенному Москвой губернатору медиа-блокаду.   

Как пишут в романах, прошли годы. И вот, в начале нынешнего, знаменуя начало предвыборной кампании, губернатор устроил наконец, что называется «большую» пресс-конференцию. Видимо, это должен был быть вариант того действа, что ежегодно проводит ВВП – что называется «по образу и подобию».

Однако было в этих мероприятиях одно принципиальное отличие. Если путинская пресс-конференция ежегодно убеждает меня в том, что настоящая журналистика в России все еще есть, то шпортовская убедила в обратном: властям Хабаровского края нужна сугубо прикормленная журналистика и, как нынче теперь модно, придворные блогеры.

И вот жеж парадокс. Каким бы тираном не изображали Путина, на его пресс-конференцию теперь даже знаменитая Маша Соловьенко из Владивостока не прорывается, а попадает на законных основаниях. В то время как на аналогичное мероприятие Шпорта не были приглашены ведущие СМИ края (когда я пишу ведущие, я имею в виду самые тиражные, посещаемые (если это интернет) и читаемые, а не те, что получают «ведущее» финансирование из краевого бюджета).

Согласитесь, забавно: студенты и блогеры приглашены были, а журналисты, которые могли бы осмелится задать не запланированный аппаратом губернатора вопрос – нет.

По-моему, это позор. Потому что брать пример с Путина тоже нужно уметь. А не умеешь и очкуешь – так и не берись. Кто видел пресс-конференцию (хотя, возможно, этому мероприятию нужно было придумать особое название) Шпорта по телевизору, думаю, могут подтвердить: скука там была смертная.

Надо сказать, что пресс-служба губернатора, сама о том не подозревая, проведя такое разделение прессы, опустила всех приглашенных на данное мероприятие журналистов: раз приглашен, стало быть, безопаснее презерватива. Поскольку те и то иногда рвутся…

А общем, по данному пункту у Вячеслава Ивановича просто нет никаких шансов рядом с Виктором Ивановичем и Александром Николаевичем. Оба исправно общались (а некоторые и общаются) с прессой. Причем могучим Ильей Муромцем здесь явно является самый субтильный из всей тройки мэр Соколов, ибо приглашает всех, а, следовательно, меньше всех боится. Правда, отвечает зачастую вовсе не на те вопросы, что ему задают, но это уже, как говорится, детали.

Общение с народом

Это просто поразительно, но за четыре года Вячеслав Иванович так и не смог избавиться от неловкости при общении с простым народом. И несмотря на то, что для народонаселения края в последние годы делается действительно больше, чем раньше, - за пределами Хабаровска рейтинги Шпорта еще в начале года были настолько низкими, что одна из компаний, проводивших предвыборные соцопросы, даже заподозрила своих сотрудников в недобросовестности.

Мне также однажды пришлось наблюдать показательную картину «Шпорт и люди». Приехав в один из районов, где общение с народом должно было проходить в закрытом помещении, Вячеслав Иванович тут же схватил лежащий на столе журнал и принялся читать афоризмы на последней странице, в то время как люди пытались донести до него что-то крайне для них важное.

Создавалось стойкое впечатление, что губернатор просто боится смотреть людям в глаза. И если бы не верный его помощник Паша Сарычев, изо всех сил симулировавший бурную близость «вождя» к народу, картина была бы совсем уж печальной.

Тут впору вспомнить Виктора Ивановича, у которого для «простых людей» имелась даже специальная улыбка. А какие забавные истории он рассказывал про себя, выезжая в народ! Это, что и говорить, был высший пилотаж. И хотя «папой» его звали в основном городские, но именно жители районов всегда относились к нему как к отцу родному.

Что касается мэра Соколова, он, не обладая харизмой Виктора Ивановича, вынужден избегать ненависти народной (можно было, конечно, написать «заслуживать любовь» – но он же не Путин, чтобы его любить, в самом-то деле!) более практическим способом, а именно – создавать нам всяческие блага.

И это реально работает. Потому что даже когда мы ворчим, что на те 17 миллионов, что Александр Николаевич потратил в этом году на цветочки, можно было помочь стольким бабушкам(!), мы ворчим, любуясь на эти самые цветочки и гордясь, что это именно у нас кругом так красивенько.

В чем в данной ситуации проблема Вячеслава Ивановича? Ведь, если вспомнить, все трое наших региональных лидера – ребята с заводским прошлым. Причем, если Соколов и Ишаев были директорами своих заводов, то Шпорт был «всего навсего» главным инженером КнААПО. Казалось бы, он был к народу ближе, и общение с оным ему должно даваться проще.

Однако тут есть один важный момент. Если Виктор Иванович и Александр Николаевич пришли к управлению краем и городом прямиком с заводов, то есть от народа к народу, то Вячеслав Иванович прошел в качестве прослойки Госдуму, где, как известно, народом и не пахнет. И это нужно понять и, может даже, на время простить.

Однако время прошло, и за 4,5 года Вячеслав Иванович так и не смог привыкнуть к нормальным живым людям. Может, стоит обратиться к специалисту? Например, к родной дочери, которая, если я ничего не путаю, как раз специализируется на помощи людям, попавшим в экстремальную ситуацию. А что может быть экстремальнее, чем стать губернатором Хабаровского края после человека, которого в регионе до сих пор зовут «папой»?..   

Быть в тренде

С трендами у Вячеслава Ивановича, прямо скажем, беда. Про один из них, типа «большую пресс-конференцию» уже говорилось выше. А прошедшее по Хабаровскому краю недавнее наводнение подтвердило наличие данной проблемы у нашего губернатора еще раз.

О чем это я? Да, казалось бы, о девичьем – о тряпках. Но поскольку голые короли нынче не в моде, топ-менеджерам тоже приходится ведь во что-то одеваться. И, что крайне важно, здесь необходимо соблюдать тренды, установленные сами знаете кем.

Причем, дело тут даже не в том, что этот «сами знаете кто» даст по попе тому, кто установленные им тренды не соблюдает. (Хотя и он, конечно, выводы сделает.) Но самое важное – как «несоблюдающий» топ-менеджер будет смотреться на фоне тех, кто соблюдает. Вот именно, как не очень дальновидный человек.

Поясняю.

Когда уровень Амура в крае поднялся до критического уровня, к нам зачастили высокие гости – Пучков, Шувалов, Дворкович, да и сам ВВП. И всякий раз, когда они вместе с губернатором и мэром обходили с дозором затопленные объекты, было ясно видно, кто тут в тренде, а кто как бы не считается. «Хоть бы галстук свой, что ли, снял!» - обсуждали потом нетрендовость губернатора пожилые хабаровские леди. А ведь и правда что!

Хотя нет, вру, это стало видно еще до гостей. Вспомните первый выезд на набережную Шпорта и Соколова: мэр выглядел так, словно резиновые сапоги – его любимая обувь, а Шпорт – словно Пэрис Хилтон в курятнике.

С первыми гостями Соколов бегал уже в тенниске (тренд ВВП), а Шпорт, действительно, не всегда мог отказаться даже от галстука. И даже когда Шувалов ходил в полном затрапезе (у нас приличные люди так даже на дачу не ездят!), губернатор по-прежнему надевал пиджак.

И только когда край дошел, что называется «до ручки», Шпорт, видимо в полном отчаянии, решился таки «потрендить» и надел куртку. Но, мама дорогая, лучше бы он этого не делал! Тут уже возмутились не только бабушки, но и мужчины средних лет: ишь, под Путина косит!

Под курткой, само собой, была непременная светлая рубашка, сама же она выглядела так, словно вот-вот треснет по швам: плохая пародия на ВВП, что там говорить. А все потому, что «брать пример с Путина тоже нужно уметь – 2».

Не спорю, тут можно защищать губера разными способами – мол, и фигура у него неподходящая для теннисок, и – может же человек иметь право на свой стиль, и даже – Ишаев тоже всегда ходил только в костюмах!

Да, все это так. Но как уже говорилось выше – дело не сколько в самом тренде, сколько в том, какое впечатление ты производишь на электорат, появляясь у их затопленных домов в своей белой рубашке с галстуком. А если у тебя еще (см. выше) проблемы в общении с простым народом…

Конечно, далеко не все тренды ВВП в десятку, но надо признать, что они работают. А нынче тренд на «чиновников с человеческим лицом». И если у тебя такого лица нет, надо хотя бы уметь делать вид, будто оно есть и не оправдываться, что сегодня ты просто забыл его дома на холодильнике.

Да, и если сам по трендам совсем уж не втыкаешься, то можно же смотреть по сторонам и брать пример с коллег. Например, с нового полпреда в ДФО Трутнева. Это же просто прелесть что такое!

Думаю, что новый полпред в своих штанах и рубашке цвета засохшей горчицы вполне может стать музой всяких кутюрье (Аллочка, скажи?). А как он вел в этом прикиде совещание с дальневосточными губернаторами: они все в костюмах, а он в своей любимой горчице. Как тут не вспомнить совещания Путина в самолетах: все в галстуках, а он в «адидасе». Песня!

Быть круче

Ну а вы как думали? Чтоб тебя в народе уважали, ты должен доказать свою брутальность. Это тоже, если хотите, тренд. Никто, конечно, не заставляет крутить романы с молодыми гимнастками (но никто и не запрещает!), или заявлять про «мочить в сортире», но что-то такое нужно обязательно. Чтобы уважали. Иначе никак. Потому что мы ведь все равно завсегда будем недовольны своей властью, чтоб она там не делала. А за брутальность, за крутизну, может, кое-что и простим. Так что она не просто ради народного развлечения нужна, а для баланса.

Допустим, мы можем как угодно ругать нашего президента, но зато знаем: торс у нашего лучше всех – покажите-ка нам голых по пояс Обаму или Меркель! То-то же. Согласитесь, что брутальность ВВП хоть как-то уравновешивает наше им недовольство. Пусть мы и не согласны с законом Димы Яковлева, но вместе с тем знаем – он Россию (ну и себя, есессно) в обиду не даст.

То же и на местном уровне. Да, Виктор Иванович далеко не идеал, и розовая пелена давно спала с наших глазонек. Но нам ведь всегда грело душу то, как он может «круто поговорить» наверху. И даже его последнее заявление, что он не будет работать с проектом по развитию Дальнего Востока, если на тот урежут финансирование, хоть и закончилось Роснефтью, но это же было круто, разве нет?

Мэр Соколов не такой. Не брутальный. Но, как уже говорилось выше, он берет другим. Благодаря ему мы теперь имеем право говорить кому надо и когда надо, что наш город – самый благоустроенный в стране. Да, у нас и документ соответствующий об этом имеется. И даже не один! И пусть кто-то криво усмехается, но круто же видеть, как заезжие москвичи и иностранцы делают большие глаза, когда вместо медведей на улицах Хабаровска видят то, что видят. А потому мэру зачет.  

А вот про Вячеслава Ивановича тут и сказать нечего. И вспомнить неоткуда. Хоть бы мальчишку какого в пузо поцеловал, что ли…

…И его команда   

Не поручусь, насколько точно выражение, что короля делает свита, но раз уж это народная мудрость – так и быть, поверим. И вспомним, как с этим обстоит дело у нашего губернатора.

С самого начала Вячеслав Иванович, верный своей традиции брать пример с ВВП, попытался было окружить себя людьми из родного города. Однако в отличие от понаехавшего из Санкт-Петербурга, у уроженца Комсомольска-на-Амуре ничего путного (в смысле, как у Путина) из этого не вышло.

Помню как все в том же Созвездии на уже упомянутой журналистской тусовке в 2009 году Шпорт признался, что если бы не СМИ, он так бы и не узнал, что с дохнущими австралийскими коровами все так плохо. Мол, подчиненные докладывали, что все нормально, и только из газет он узнал всю печальную правду.

Тут необходима ремарка: еще не уехавший на ту пору в Москву Анохин ежедневно готовил для Шпорта подборку публикаций из местной прессы, касающихся непосредственно губернатора. Естественно, после его отъезда никто этого делать не стал, и, соответственно, с тех пор узнавать всю правду о происходящем в Хабаровском крае губернатору стало просто неоткуда.

Что касается оставшихся кадров, то весьма определенный след на репутации Шпорта оставил человек, занявший место уехавшего Анохина – отставной генерал Мкртычев, широко известный в узких кругах. Когда количество нехороших слов от того самого узкого круга в его сторону стало зашкаливать (методы его работы тому крайне способствовали), Мкртычев заказал статью в придворной прессе – про себя любимого, чем рассмешил всех, ее читавших. Также рассказывают, что писавший ту статью журналист ушел после этого в длительный запой. 

Помимо Мкртычева, свита нынешнего губернатора отличилась высоким уровнем уголовной ответственности. Один минсельхоз чего стоит. А министерство транспорта? Хотя, может, раньше они все просто работали под хорошим прикрытием?

Но как бы не хотелось (наверное) Шпорту избавится от ишаевских кадров, дефицит собственных привел к тому, что они потихоньку стали возвращаться. Взять того же Яца, который уйдя в родной район имени Лазо снова вернулся, только теперь уже не начальником управления, а министром. А буквально на днях после 4-летнего отсутствия в краевом правительстве появился и Александр Левинталь. Что бы все это значило?..

Резюме

Из всего вышесказанного видно, что нашему губернатору не позавидуешь. Ни тенниски у него, ни гимнастки. Прессу он опасается, народа сторонится. А кадры решают все почему-то без его ведома. Даже большую жирную точку в этой статье поставить как-то затруднительно при таких показателях. А потому закончим ее двумя традиционными русскими вопросами. Кто виноват? И что с этими виноватыми делать?.. 

Татьяна ВЛАДИНА

  

Статьи в рубрике