Они работали ради Хилари Клинтон

С Хакимом мы познакомились в самолете, на рейсе Владивосток-Хабаровск. Он сначала робко поинтересовался, правда ли, что его место рядом со мной, - видимо, опасаясь, как бы «белая» девушка не скорчила брезгливую мину и не попросила у стюардесс отсадить его куда подальше. 

Я посмотрела его посадочный талон и кивнула.

- Вы случайно не с нами в Душанбе? – с облегчением улыбнулся он сплошным червонным золотом.

Как я узнала пару минут спустя, Хаким и несколько его коллег возвращались домой, отработав по году на стройках саммита АТЭС. Саммита, на который (мама дорогая!) должна приехать сама Хилари Клинтон!

Наши негры?

- Сначала я работал в Екатеринбурге, строил коттеджи. А потом тесть моего брата позвал нас с ним во Владивосток – строить университет на Русском острове.

Естественно, прибывающим гастарбайтерам обещали полный соцпакет. Однако вскоре Хаким понял, что жить на острове придется безвылазно. И безо всякого соцпакета.

- Человек ведь живой, что ему нужно? Хотя бы выехать посмотреть новый город, погулять! Но за все время, что я работал на этой стройке, во Владивостоке я был два раза – первый раз, когда нам нужно было продлить разрешение на работу, второй – когда уезжал домой.

Ситуация с продлением разрешения получилась вообще некрасивая, признался он.

- Нас привезли во Владивосток. Мы должны были улететь на Украину – ну, так надо по закону, чтобы мы уехали за пределы страны, а потом вернулись. Такие правила. Но оказалось, что с документами у нас какие-то проблемы, и нас не хотят выпускать. Приехал юрист нашей компании, но ему было, как мне показалось, все равно, он быстро ушел и оставил нас самих разбираться.

Просидев так почти сутки, Хаким и его товарищи были отправлены назад – на Русский остров.

- А еще я один раз поругался из-за еды. Мы в столовую ходили все вместе – таджики и турки. И как-то я заметил, что кормят нас по-разному: допустим, туркам дают салаты, а нам нет. Я пошел к начальнику ругаться: как же так? В результате, салаты нашим давать начали, а я остался без работы. Только через 15 дней меня снова взяли – уже в другую бригаду.

Кстати, добавляет он, фрукты нам тоже привозили гнилые… Несмотря на все это, Хаким клянется, что относится к русским вполне нормально.

- Ну да, я понимаю, что большинство русских нас презирают. Но я не в обиде, я все равно к вам хорошо отношусь. Почему? Потому что знаю, что раз такое отношение – значит, и человек сам такой. А на «таких» я не обижаюсь!

Рассказывает, что слово «чурка» его сначала немного обижало.

- Но потом думаю: а чего? Стал спрашивать – что такое чурка, почему так нас называете? Оказалось, что это такое… обугленное вроде полено. Ну и что тут обидного – да, я черный, и что? Нет, ничего обидного здесь нет, как мне кажется…

Рассказывает свою теорию про «черных».

- Я говорю так: вот, например, Америка. Там есть негры – и к ним все нормально относятся, они такие же люди, как и все. А мы – мы же ваши негры! Относитесь к нам нормально!

Бордель?

Все с такой же золотой улыбкой на все лицо Хаким рассказывает, как русские однажды били его на улице.

- Ну и что? Я же мужчина, ну подумаешь, побили…

На самом деле Хаким – музыкант, играет на нескольких инструментах, и дома, в Таджикистане, хорошо зарабатывает как тамада.

- Нормально зарабатываю – по 500 евро беру за свадьбу. Здесь сколько платили? Ну не так уж и много – 38-40 тысяч в месяц.

Я удивляюсь: стоило ли ехать на другой конец света, чтобы зарабатывать столько же?

- Привычка! Вот поживу дома год и все – прямо не могу, надо куда-нибудь срочно поехать! Я же все делать могу – и сварщиком, и каменщиком, нас потому везде и берут. Мы же коттеджи сами полностью строим!

Зарплату, признается Хаким, на острове задерживали.

- И вот сейчас, еду домой, а за последние полмесяца мне не заплатили. Я оставил другу доверенность, чтобы он получил. Поэтому ты ничего не пиши – а то мне деньги не отдадут. И вообще – вдруг придется еще раз сюда приехать?

Дома Хакима ждет молодая жена (ему – 40 лет, ей – 24) и трое сыновей. Он показывает мне их фотки в телефоне.

- Младшего я еще не видел, представляешь?

Я, конечно же, не представляю. Как можно оставить дома беременную жену и отправиться в места, где тебя зовут «чуркой» и бьют просто за то, что ты таджик?! Но Хаким снова улыбается.

- Хочу родить 10 сыновей и 5 дочек. Жена? Конечно, согласна! Она говорит: что ты хочешь, то и я хочу!

Рассказывает, что у них совсем не страшно уезжать надолго из дома, оставляя беременную жену с двумя малыми пацанами на руках.

- Она ведь окружена вот так (показывает руками) друзьями и родственниками. Ей все помогают, все заботятся о ней, и я совершенно спокоен на этот счет. У нас так, понимаешь?

Я не понимаю. У нас-то не так!

Мы всю дорогу разговариваем так эмоционально, что на выходе из самолета женщина, сидевшая впереди, делает мне замечание: девушка, вы так громко разговаривали и смеялись!..

Напоследок Хаким делает грустные глаза и говорит, что будет по мне очень скучать.

- И знаешь, что я скажу тебе по секрету? Мне кажется, что на острове будет не институт. Я думаю, что там будет настоящий бордель!

Татьяна ВЛАДИНА,

«АиФ-Дальинформ» №31, 2012

Статьи в рубрике