Интервью министра Аллы Кузнецовой

О скорой кончине традиционного образования, практике "дайте!" в школах Хабаровского края и кондовых бабушках-учительницах 

Приятная неожиданность

- До этого назначения вы не работали во властных структурах. Насколько неожиданно для вас стало предложение занять пост министра образования края?

- Довольно неожиданно. Я с большим интересом работала в своем институте, у нас было много интересных проектов, планов на будущее, как говорится, громадье. Меня и раньше Андрей Александрович звал в администрацию, но я отказывалась - считала, что в институте работа для меня пока интереснее. Но на этот раз мы поговорили, и я поняла, что надо идти.

- То есть, вас практически поставили перед фактом?

- Дело в том, что я Андрею Александровичу очень доверяю, я с ним работала, и знала, что он очень грамотный управленец и очень творческий человек, и последнее для меня - главный критерий. Поэтому я согласилась работать в его команде.

- При Базилевском были решены многие проблемы учителей - им стали больше платить, появились программы, в том числе и краевые, по поддержке педагогов. Сейчас важным остается вопрос удовлетворения ожиданий родителей, которые не всегда довольны качеством обучения. Какие, по-вашему, основные проблемы в сфере образования в нашем крае?

- Мне кажется, что сегодня, при таком большом темпе перемен, если люди их не принимают, если они не становятся частью их жизни, если эти перемены становятся принудительными - вот это серьезная проблема. И часто это вызывает если не саботаж, то имитацию деятельности. И никакими внешними воздействиями, из министерства, например, эти вопросы не решить. Ключевая фигура сегодня - это директор школы. Он работает непосредственно с учителями, каждый день смотрит им в глаза, и либо принуждает людей работать, либо их вдохновляет. Поэтому когда мы говорим о подготовке руководителей для сферы образования, необходимо, чтобы они научились действовать в современных условиях - организационных и психологических. Подготовка директоров как гениальных коммуникаторов - это очень важный вопрос. Допустим, мы в свое время придумали программу для поддержки школ, работающих в сложных социальных условиях (на 5 Площадке, например) и которые, будем честными, дают не очень высокий образовательный уровень. Но среди них есть те, кто хочет работать, прорывается - именно благодаря директору и его команде. И бывает, что они начинают показывать результаты, сопоставимые с топовыми школами.

- А за счет чего конкретно?

- За счет определенных методик по работе с детьми. За счет управленческой коммуникации. За счет инноваций, к которым я сегодня в первую очередь отношу новые образовательные стандарты. А вот принять новое, понять и что-то сделать может только тот человек, кто в это новое верит.

А с родителями как?

- Но все-таки это касается больше самих учителей. А как вы считаете нужно работать с родителями, которые считают, что нагрузка в школах стала слишком серьезной, в результате и показатели у детей не очень.

- В первую очередь нужно понять, что наши дети не могут быть такими же как мы. Нельзя сегодня учить по тем же учебникам, что учили 20 лет назад. Поэтому, если родители не могут понять задачи, которые задают детям - это, возможно, даже хорошо, значит, наше будущее будет обеспечено качественными кадрами. То есть, с родителями также необходимо глубоко коммуницировать, не зря в дорожной карте по исполнению стандартов есть отдельное направление по работе с родителями и СМИ. А второе, сегодня законом об образовании родителям даны серьезные права. То есть, образование ребенка - это не государственный проект, это проект семьи. Поэтому право родителей - участвовать. Не ходить, не жаловаться, что все не так, а право участвовать - в управлении образовательным процессом. Есть цивилизованные формы...

- Какие?

- Ну, огромное количество. Мы уже в крае второй грант выигрываем по государственно-общественному управлению. Это и управляющие советы, это и фонды по поддержке школы, и попечительские советы.

- А насколько готовы родители участвовать в образовательном процессе своих детей такими цивилизованными способами - не ходить и жаловаться, а именно посредством подобных механизмов?

- По разному. Есть очень интересные опыты. Например, 23-я школа Комсомольска-на-Амуре. Так возникло очень интересное сотрудничество родителей, школьников-старшеклассников и союза предпринимателей города. В школе выявили такой факт: большинство старшеклассников связывает свою будущую трудовую жизнь только с бюджетными организациями. Никто не планирует начать свое дело, все хотят стабильности. Предпринимателей это взволновало, и они разработали программу, и совершенно бесплатно предложили ее вести. В результате, в школе прошли детско-взрослые курсы, и это, насколько мне известно, первый прецедент в нашей стране. И опять же - в школе очень творческий директор, которая подтягивает к сотрудничеству разные организации.

- Но и родители, судя по всему, участвуют в процессе?

- Да, эти родители понимают, что они не просто заказчики: мол, мы вам сдали детей - делайте с ними, что хотите, а мы потом с вас спросим. Нет, они полноправные участники процесса, имеют право голоса, и право ждать исполнения своих решений. То есть, они не только указывают школе, а, собственно, впрягаются и делают

- То есть, вы считаете, что родителям не стоит бояться того, что сегодняшний образовательный процесс серьезно отличается от того, когда учились они сами?

- Да, жизнь идет.

- Другой момент, который смущает многих родителей - с них постоянно за что-то берут деньги в школах. Даже за какие-то мелочи. Особенно, в начальных классах. С одной стороны, люди понимают, что детям нужно создавать условия, с другой - не у всех позволяют доходы.

- В соответствии с новыми стандартами, существуют требования к образовательной базе. И сейчас установлена планка таких требований, раньше ее вообще не существовало. То есть, сегодня школа получает все, что, согласно этим требованиям, необходимо для реализации образовательного процесса. Другое дело, что у многих школ есть свои программы, на которые может потребоваться больше средств. и вот на это "больше" они и могут искать средства. Искать спонсоров, искать способы заработка. Есть замечательные примеры, в том же Комсомольском районе, когда я впервые услышала слово "добавьте".  То же было в Ильинской школе Хабаровского района несколько лет назад, когда там организовали трудовой проект для старшеклассников, а потом решили на эти деньги открыть новый компьютерный класс, пришли в администрацию и попросили добавить им.

- Добавили?

- Добавили. Поселковая администрация им тогда помогла. То есть, такой опыт есть. Но есть и самый простой способ - "дайте"! Это недопустимо. Есть два способа финансирования - бюджетное и внебюджетное. Внебюджетные фонды могут наполняться из разных источников. Сегодня множество возможностей для выигрыша грантов и т.д. Но многие руководители по-прежнему идут по самому легкому пути. Мы сегодня очень строго к этому относимся. Это возможно только по решению органа общественно-государственного управления, тех же управляющих советов школ. Но это ни в коем случае не прямая забота родителей.

Альтернативка

- Сегодня много говорится, что дети из разных населенных пунктов должны иметь равные условия для поступления в вуз, а значит, равные условия подготовки. В то же время понятно, что практически невозможно сделать равнозначными школы в Хабаровске и, допустим, в Кукане. Есть ли какие-то возможности преодолеть это неравенство?

- Равенство образовательных возможностей - это приоритет в нашей стране с 2001 года. И если посмотреть, то сегодня во всех школах есть современные учебники, самое новое интерактивное оборудование и т.д. Все есть. Наверное, все-таки нужна более серьезная работа с кадровым потенциалом. Для этого сегодня есть возможность дистанционного повышения квалификации учителей, а также возможность дистанционного обучения детей помощью самых современных источников информации - например, платформы "Телешкола".

- То есть, способный ученик где-нибудь в глубинке может пользоваться какими-то дополнительными образовательными источниками?

- Да, ежегодно 20 млн. рублей у нас в крае выкладывается за платформу "Телешкола". Замечательные ресурсы, например,  "Сетевой педагог", я сама его пробовала для своей внучки. Есть альтернативный ресурс "Интернет-урок", где все объясняют кандидаты наук. То есть, если ребенок не удовлетворен общим уровнем получаемого образования, он может получить дополнительный источник. Единственное, эту необходимость нужно показать.

- Это бесплатно для школьников?

- Да, бесплатно для учеников, за счет правительства Хабаровского края, и все учителя и сотрудники районных администраций об этом знают. Педагоги обязаны помочь ребенку с подключением к этим прогаммам. Но сразу хочу сказать, что здесь очень важна самомотивация ребенка, поддержка родителей и школы. Но, с другой стороны, уже есть положительные примеры такого взаимодействия. Наример, была ситуация с ребенком из многодетной семьи, который выиграл Олимпиаду. В его школе понимали, что своих ресурсов для его подготовки им не хватает, и сами возили его в другую школу для занятий. Это педагогическая ситуация, в которое требовалось хорошее управленческое решение. Это грамотное сетевое взаимодействие. Пока это используется педагогами нечасто, где-то в силу незнания закона, где-то в силу нерешительности. Потому что это выход из зоны комфорта, что называется. Но мы все-таки будем стараться выводить наших педагогов из зоны комфорта.

- Не секрет, что от вас на должности министра ждут чего-то нового: каких-то новых подходов, новой политики...

- Политика у нас одна - государственная. Другое дело, что можно находить новые пути ее донесения до педагогических кадров. Но я как педагог не в первом поколении, могу сказать, что все, что когда-то делалось лучшего в нашем образовании, как в советское время, так и в постсоветское - все это вобрали в себя наши новые стандарты. Все, что считалось андеграундом, на что были гонения, что оспаривалось...

- Например?

- Ну, например, развивающее обучение. Раньше этим занимались только новаторы, а теперь это входит в стандарты. Тот наш опыт, который изучался за границей, но который был очень локальным - это теперь норма. Я думаю, что этим нужно гордиться.

- Но если у нас все так замечательно в сфере образования, почему же в таком случае все больше родителей прибегают к помощи репетиторов, чтобы подготовить детей к экзаменам?

- Репетиторство - это дополнительная страховка. Такое явление как репетиторство вовсе не говорит о качестве преподавания в школах. Оно куда больше говорит о ценности образования в семье. То есть, семья стала понимать образование как серьезный ресурс. Раньше ресурсом был диплом, а теперь важно само образование. Диплом сейчас уже не так интересует работодателя, более того, на дипломы некоторых вузов в определенных организациях даже есть табу. Именно поэтому родители начинают вкладывать в образование больше. То есть, школа это хорошо, но нам нужно больше. Согласитесь, массовое и штучное качество никогда не было сопоставимо, о чем бы мы не говорили. Некоторым людям нужен индивидуальный заказ, и они имеют на это право.

- Как вы считаете, не слишком ли серьезная нагрузка, в том числе и психологическая, в результате таких вот индивидуальных заказов ложится сегодня на детей?

- Я думаю, что когда дойдет до реализации стандартов старшей школы, которые предполагает индивидуальную траекторию в обучении, и ребенок уже будет вместе с родителями собирать индивидуальный план своего обучения как лего, тогда репетиторство, пусть и не исчезнет совсем, потому что всегда будет такой запрос, но станет менее массовым. Но уже сейчас штучное образование, подогнанное под конкретного человека, набирает силу. Частные школы, частные сады. Причем, в частные сады зачастую ведут не тех детей, для которых нет мест в мунципальных, а тех, которые не вписываются в реалии массового образования. Сегодня у детей много особенностей, которые не различает педагогика, их различает психология и медицина. Мы только сейчас поставили себе задачу о работе с такими детьми, наука этот вопрос со временем решит, но особенные дети уже есть, и они прямо сейчас требуют индивидуального подхода. И если верить прогнозам школы Сколково, к 2030 году традиционное образование полностью исчезнет.

Про бабушек и заек

- Как вам кажется, в связи с тем, что педагогам серьезно повысили зарплаты - не увеличится ли процент случайных людей в образовании? Не пойдут ли в педагогические вузы за стабильностью? Ведь и так считается, что туда нередко идут те, кому не удалось поступить в более престижный вуз?

- Я последние 12 лет очень плотно общалась с учителями - и с городскими, и в наших глубинках. Я, наверное, всех их знаю, если уж не по именам, то в лицо - они все прошли через наши курсы. И я могу сказать, что у нас замечательные учителя. Конечно, как в любой популяции, есть процент людей, которые не до конца добросовестно делают свою работу. Но сегодня есть масса инструментов, чтобы на это повлиять. Наверное, есть процент тех, кто был троечником, и эту троечную психологию продолжает реализовывать и теперь. С этим тоже работаем. В том числе, мы создаем в образовании конкурентную среду, причем, вовсе не посредством зарплаты - учителя (как и врачи), это особая категория людей, которые надбавки воспринимают не как награду, а как восстановление справедливости. Поэтому зарплата для них не является стимулирующим фактором. И вообще больше романтиков, чем среди учителей, я не встречала ни в одной профессии. Ты просто не удержишься здесь, если не будешь верить в то, что делаешь.

- Но вы ведь не только в своем институте с учителями работали, но и в школе преподавали?

- Да, я только пару недель как уволилась из школы - работала учителем биологии. И я знаю, как работать в школе со сложными социальными условиями - это 74-я школа, Красная речка. И, знаете, там замечательные педагоги. Да, выросли требования, но это все решаемо, это опять же, проблемы коммуникации. Так что у меня нет пессимизма по отношению к нашему учительскому корпусу. Более того, даже молодые педагоги, а мы в нашем институте стали особенно плотно последнее время с ними работать, они приезжают к нам - это такие зайки, глаза горят! Понятно, что они еще не очень грамотные в педагогическом плане, у них еще наивные решения. Но они хотят! У нас были курсы в сентябре, ко мне подошли 4 молодые девушки и говорят: хотели увольняться после первой четверти, но нет, еще поработаем. Но вместе с тем у меня нет и безудержного оптимизма по отношению к нашему педагогическому корпусу. Сегодня нужно меняться. Переучиваться непросто, от позиции "я сказал" к позиции "давайте вместе подумаем" есть определенная дорога, и эту дорогу мы сегодня как раз проходим.

- Но, тем не менее, средний возраст учителей увеличивается, и некоторые в силу возраста, возможно, уже не в состоянии меняться в соответствии с требованиями.

- Знаете, на практике часто оказывается, что как раз среди наших пожилых учителей, вот этих советских бабушек, которые кажутся кондовыми, на самом деле очень много продвинутых людей. Потому что у них другие амбиции - не карьерные, а "я от вас не отстану". Они такие интересне проекты делают - мы же общаемся с ними на курсах. Они жадные до нового. Как говорил один знакомый военрук еще в советские времена: учитель - это беспартийный коммунист. Они ведь живут с осознанием, что выполняют какую-то благую миссию. И у многих учителей вот это ощущения "за нами Москва" осталось.

- Но они же не вечные!

- Вот поэтому у нас сейчас появилась целая программа по наставничеству. А как еще опыт передавать? Есть опыт, который не получишь через книжки: есть теория, а есть ремесло, и ремесло должно передаваться из рук в руки. Помню, когда я начинала работать учительницей, я вошла в класс, а дети все бегают, глаза горят, а я стою и не понимаю - что с ними делать? И тут вошла их классная руководительница и говорит: "Пятый "Б" раз, пятый "Б" два, пятый "Б" три!". И они уже все сидят смирно! Я говорю: ой, а меня этому в институте не учили! Это ремесло, приемы. Можно знать методику, но чтобы она начала работать, детей нужно сначала усадить. И вот ремесло появляется тогда, когда ты шишек понабивал и когда ты поработал рядом с мастером. Поэтому от наставничества никуда не денешься.

- А зачем вам самой было преподавать в школе, когда вы уже руководили институтом?

- В педагогике все очень сильно меняется последнее время. А я учу педагогов. И было бы, согласитесь, странно заниматься подобным делом, не зная, с чем им ежедневно приходится сталкиваться в своей работе. Мне необходимо было знать все изнутри, чтобы разрабатывать для них программы.

- Может, поэтому вы и оказались на этой должности - поскольку знаете все изнутри, и у вас свой взгляд на образование? И именно потому, что у вас другой бэкграунд, не чиновничий?

- Возможно, мой бэкграунд даже будет мне мешать на первых порах! Есть разные взгляды на образование, разные углы зрения, гланое, чтобы все это сошлось в такую удачную голограмму. У меня пока основной взгляд - это "учительская правда", а вот "административный жирок" мне еще нужно нагуливать. Я буду стараться совместить это наиболее эффективно. Правда, тот мой опыт, когда я работала в институте, привлекая министерство к разработке программ, - он мне "оптику" уже немного подправил. Сейчас мы еще немного подвинтим "окуляры" и будет совсем хорошо. Как сказала мне напутственно дочь: "Мама, выходи из зоны комфорта!". Вот я и выхожу.

Татьяна ВЛАДИНА

Справка

Преподавательской и научной деятельностью Алла Кузнецова занимается с 1983 года.

В период с 1997 по 2000 год работала заместителем директора по науке и учителем биологии средней школы № 74 г. Хабаровска. Ранее была заведующей кафедрой, и.о. проректора по научной работе Хабаровского краевого института переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров.

С 2001 по 2013 год Алла Кузнецова - ректор государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Хабаровский краевой институт развития образования».

Имеет ученую степень доктора педагогических наук.

 

Статьи в рубрике