Эдуард Артемьев: От Голливуда меня спас Михалков

Эдуард Артемьев – композитор «киношный». И, каким-то непостижимым образом, ему удалось стать «своим» композитором сразу у трех российских мега-режиссеров: «западника» Кончаловского, славянофила Михалкова и Тарковского, который вообще, что называется, не от мира сего.

Само собой

74-летний Артемьев приехал в Хабаровск впервые.

- Это довольно странно, учитывая, что родился я не так далеко отсюда – в Новосибирске. Но Хабаровск раньше только пролетал по пути в Корею.

Последние пять лет композитор, написавший музыку ко многим культовым советским фильмам, работает в основном над тем, чтобы адаптировать собственную киномузыку для концертного исполнения.

- В кино ведь многое пропадает. Тема обычно звучит минуты полторы, если три – это уже событие.

В Хабаровск маэстро приехал именно с таким концертом из адаптированных музыкальных тем для кино. Сам он во время концерта сидел в центре зрительного зала (именно поэтому концерт и назвали творческим вечером). Исполнял же музыку Томский симфонический оркестр под руководством молодого испанского дирижера Сесара Альвареса.

Составить компанию оркестру пригласили сводный хор Хабаровска, который очень даже ничего тянул все эти «о-оо», «а-аа» и «мммм»!

Впервые молодой Артемьев оказался на съемочной площадке, когда ему было 26 лет.

- Это был фильм «Арена» режиссера Самсона Самсонова. А я был такой ершистый тогда, вечно пытался с ним спорить. Но он был со мной очень терпелив, и многое мне объяснил. «Вы все, - говорил он, – актеры, музыканты – хотите самовыразиться, показать себя. Но мне-то нужно другое – чтобы вы все работали на меня!».

С тех пор, говорит Артемьев, я воспринимаю кинопроцесс и себя в нем несколько иначе.

- Есть один лидер – режиссер. Ему доверяют деньги и руководство всем проектом. И моя задача – сделать свою работу, учитывая его интересы.

А вообще, как признается композитор, он понял, что не должен в своей работе вообще предпринимать каких-то усилий.

- Теперь я знаю: только начинаю делать усилия – тут же получаю шишки. Надо просто делать то, что делается как бы само собой.

Три «пупа»

Со всеми тремя своими «главными» режиссерами Артемьев познакомился в ранней молодости.

- С Никитой познакомились на репетиции в Театре киноактера, я писал музыку к постановке, а Никита зашел просто потому, что их семья (отец, мать и брат) жила тогда в соседнем доме на Поварской. Он спросил меня, я ли пишу музыку к этой постановке, и тут же попросил меня написать темы для его фильма «Спокойный день в конце войны». Это, кстати, была моя вторая работа в кино.

С Михалковым у Артемьева сложились более тесные отношения, нежели с Кончаловским и Тарковским. Он стал крестным его дочери Анны, и даже сейчас, много лет спустя, они по-прежнему дружат семьями.

- С Тарковским я познакомился на вечеринке у одного знакомого. Мы выпивали, я его не знал, ну какой-то молодой человек. Потом разговорились, он стал рассказывать, что планирует снимать «Солярис». В итоге, музыку к этому фильму написал я.

С Кончаловским, признается композитор, сложнее всего.

- Мы вместе учились в консерватории. Андрон сам очень крепкий музыкант, прекрасно чувствует музыку, поэтому любит вмешиваться в процесс, заглядывать в партитуру…

Однако на свой последний фильм «Щелкунчик или Крысиный король» Кончаловский снова, как и много лет назад, позвал именно Артемьева.

- Это нормальная практика. Всегда существовали тандемы режиссер-композитор. Например, Александров (режиссер, снимавший Любовь Орлову, ее муж) если вспомните, всегда работал с Дунаевским. Так и здесь. И, знаете, важна даже не яркость музыки, а просто попадание, а это может быть и всего одна «та самая» нота.

Именно поэтому Артемьев, по его признанию, никогда не соглашается работать с молодыми режиссерами.

- Это совсем другое время, другое все. И молодые режиссеры, я считаю, должны искать своих композиторов.

Чуть больше десяти лет назад Артемьев уезжал работать в Голливуд, три года прожил в Лос-Анжелесе.

- Возможно, я бы остался там насовсем, у меня все было хорошо, я написал музыку к 9-ти голливудским лентам. Но меня спас Никита. Он позвонил мне, и сказал, что я срочно ему нужен – он закончил фильм «Утомленные солнцем» и для него необходима моя музыка.

Кстати, именно благодаря картине «Утомленные солнцем» Эдуард Артемьев может писать в своей биографии, что он – обладатель «Оскара».

- Конечно, награда очень серьезная, желанная, но это ведь не мой личный «Оскар» - он такой… коллективный!

Работая не только с Голливудом, но и с Францией и Германией, Эдуард Артемьев, тем не менее, остался жить в России. Где его, между прочим, считают не только одним из главных киношных композиторов, но и отцом-основателем электронной музыки.

- Чем занимаюсь в свободное время? Да у меня его как-то нет. Сплю я мало, 4-5 часов. Ложусь в четыре утра, встаю в девять, в одиннадцать иду в кабинет и работаю, опять же, до четырех утра. С перерывами, разве что, на еду.

Последняя на сегодняшний день работа композитора – опера «Преступление и наказание», которая в процессе постановки.

- Именно по этой работе можно судить, какой я композитор. Почему? Потому что продюсер не ставил мне никаких ограничений – я мог делать все, что захочу, и работать с тем оркестром, с каким захочу.

…А ведь, наверное, это и есть настоящее признание – когда тебе платят за то, чтобы ты делал все, что пожелаешь сам.  

Статьи в рубрике