Анна Каренина и другие попытки

«Как будто это не в Хабаровске, правда?..» - услышала как-то в разговоре рядомстоящих, обычных зрителей. На самом деле в хабаровском ТЮЗе зачастую творится что такое - «не хабаровское». Человеческими словами и не объяснишь. Нужны нечеловеческие.

Сложности и загадочности

Почти как всегда, собираясь писать о ТЮЗе, я пребывала в раздумьях. На этот раз - за что первое схватится: за премьеру «Анны Карениной» по пьесе Клима (сам этот товарищ – отдельная история), которая прошла просто «на разрыв аорты», или же за фестиваль «Колесо» - ведь приехали люди из РАМТа, а именно там я когда-то видела самого Виктюка, стоящего на сцене рядом с горой (реально - с горой!) наваленных ему цветов. То есть, РАМТ и его люди – это тоже не просто так.

Короче, сложно.

Но начать таки я решила с Карениной. Тем более, что ею, собственно, и открывался фестиваль (к слову, не совсем обычный).

***

Чтобы было понятно о чем пойдет речь, просто необходимо сказать пару слов об авторе пьесы. Обычно к данному персонажу применяют слова андеграундный и авангардный. Внешне же его можно описать примерно так: загадочный, длинноволосый и в бархатном пиджаке (ну, или берете – это когда как). Ну и требование называть себя «Клим» (от фамилии Клименко) – тоже ведь о чем-то говорит, согласитесь.

А теперь представьте, что этот невозможный (в хорошем смысле) человек вслух читает «Анну Каренину», размышляет, анализирует, порой вскакивает, произносит монологи героев. А потом снова и снова перечитывает отрывки и анализирует с педантичностью одержимого. Представили? Вот это и есть основа пьесы. 

Размышления автора касаются как возможностей передать действие романа на сцене – «театр интересует что и как, а не трение слизистых оболочек», так и поступков героев: Анна, по мнению Клима, на самом деле изменяла не мужу, а с мужем – Богу любви, выйдя замуж, не дождавшись своего единственного.

Ну вот, это если в двух словах. А теперь представьте, что перед вами не один Клим в своем бархатном пиджаке, а шестеро молодых актеров ТЮЗа – три девушки и три молодых человека, которые по очереди играют всех персонажей романа. Но с той же амплитудой эмоций, что и у загадочного-длинноволосого.

Да, еще один важный момент. Режиссером этой постановки стал петербуржец Борис Павлович, на тот момент семь лет возглавлявший театр в Кирове, но недавно протестно оттуда уволившийся. Протест был связан с отношением местного минкульта к актерам, которые вынуждены существовать на нищенскую зарплату.

Кстати, гражданская позиция Бориса Павловича проявляется не только в отстаивании интересов подчиненных, но и в его постановках. Например, он поставил резонансный спектакль о политзаключенных «Вятлаг», который играется бесплатно, но публике предлагается пожертвовать деньги для помощи заключенному по «болотному делу» - Леониду Ковязину, другу и ученику самого Павловича. Для узкого круга этот спектакль был показан и в Хабаровске.

В общем, учитывая личности драматурга и режиссера, а также репутацию хабаровского ТЮЗа, который в последние годы постоянно удивляет зрителей, - понятно, что спектакль «Анна Каренина» просто обязан был получиться крайне неоднозначным.

Кто бы, как говорится, сомневался.

Попытка номер раз

Если кто еще не понял по вышеизложенному, скажу проще: если вам по вкусу традиционный театр (хабаровские Музкомедия и Драма, например), вам лучше 10 раз подумать, прежде чем идти на постановку «Анны Карениной» в ТЮЗ. Чтобы потом не возмущаться, что это вовсе не то, чего вы ждали.

Есть и второстепенные моменты, которые тоже стоит учесть. Во-первых, спектакль идет почти 4 часа. Во-вторых, идти на «Анну Каренину» Клима стоит лишь если вы прочли книгу (все просмотренные экранизации не помогут). Ибо иначе это будет как смотреть фильм «Властелин колец», не одолев хотя бы один том про хоббитов – непонятно и затянуто. В-третьих, это не для средних умов (да, грубо и субъективно, но что делать?).

К моему удивлению, спектакль оказался непонятым даже некоторыми театральными завсегдатаями. Хотя вот лично мне даже представить сложно, что эту постановку можно воспринять не комплиментарно. Поэтому слова руководителя РАМТа Владислава Любого о том, что при обсуждении постановки приехавшими на фестиваль экспертами, мнения могут быть полярными, меня малость удивили. Кааак? Неужели, кто-то может ЭТО не оценить???

- Лично мое мнение – это попытка построить правильный театр. Правильный – потому что спорный, - объяснил он.

Если честно, слово «попытка» показалось мне каким-то… подозрительным. Попытка! То есть, попытаться-то попытались, но как-то не особо получилось, так что ли?

Однако мне объяснили, что слово «попытка» очень даже правильное и хорошее. Мол, потому что вся наша жизнь – это череда попыток.

- Другое дело, зачетная эта попытка или нет. Но это решать зрителю.

Отдельно хотелось бы сказать об игре актеров. Точнее, актрис, ибо мальчики в этой постановке, как ни крути, на вторых ролях.

Анну по очереди играют все три актрисы – Дарья Добычина, Елена Колесникова и Евгения Колтунова. И, честно слово, я даже и не вспомню в наших хабаровских театрах такой эмоциональной игры. Первые две играли со слезами на глазах, а за Дарью мне вообще в какой-то момент стало страшно – это ж надо довести себя до такого предела эмоций: дальше, казалось, только разрыв сердца. Что касается Евгении Колтуновой – она в очередной раз поразила своей нетеатральной естественностью.

В общем, постановка по-настоящему крутая. Но не для всех.

Экзекуция и К

Теперь о фестивале «Колесо». Я уже писала, что он отличается от себе подобных – тем, что завязан только на какой-то один провинциальный театр, обычно именно ТЮЗ. Эксперты и гости отсматривают несколько разноплановых постановок, проводят обсуждения, мастер-классы и т.д. Проходит фестиваль пару раз в год, в Хабаровске был девятый.

- Мы едем туда, куда нас зовут, - объяснил Владислав Любый, который помимо РАМТа руководит еще и «Колесом».

По словам режиссера, для руководства фестиваля очень важно понять, какое место занимает театр в своем городе.

- Интересно понаблюдать, есть ли противостояние между драматическим театром и тем, который делаем мы, есть ли несоглашение с устоявшимися традициями. И везде мы находим похожую ситуацию и подтверждение своим лучшим ожиданиям - ТЮЗы на сегодняшний день зачастую являются таким передовым фронтом среди театров.

Худрук ТЮЗа Константин Кучикин признался, что это на самом деле нелегкое решение – пригласить к себе такой фестиваль.

- Это как запустить незнакомых людей в свой дом. Когда мы сами ездим на какие-то фестивали – это одно, там мы показываем то, что и как хотим. А тут, по сути, мы открываем нашу кухню, на которую обычно никого не пускаем. Это нелегко.

Вместе с тем, соглашается режиссер, взгляд со стороны любому творчеству необходим.

- Это как взгляд на своего ребенка – ты сам не всегда видишь его недостатки. Например, когда моему младшему сыну было года три, мы с женой считали его совершенно очаровательным. И вот спустя несколько лет вдруг достали видеозапись, где он маленький, и поразились: толстый, неуклюжий – и как мы могли так безоговорочно считать его очаровательным?! Так и с театром.

По словам худрука, ТЮЗ представил экспертам вовсе не самые беспроигрышные свои постановки.

- Мы могли бы это сделать, но решили поступить иначе – и показать те, где больше всего эксперимента.

И вновь Владислав Любый повторил это слово – «попытка»:

- Я считаю, что детский спектакль, который мы только что посмотрели, «Счастливый Ганс», - это серьезная попытка интерактивного театра.

На тот момент руководитель РАМТа еще не видел одну из последних попыток ТЮЗа – документальную постановку «Хабарова здесь не было», которая помимо всего прочего еще и изобилует ненормативной лексикой, причем временами крайне забористой.

Еще одна попытка театра – открытие пятой, самой маленькой, сцены, в которую превратился репетиционный зал.

- Мы понимаем, что маленьким детям тяжело высиживать весь спектакль в кресле. Поэтому мы приняли решение сделать зал, больше похожий на небольшую уютную комнату, где дети могут и прилечь и погулять, и где действие разворачивается непосредственно рядом с ними, - рассказал Константин Кучикин. – Это крайне невыгодно, даже убыточно для театра, но мы идем на это сознательно – потому что считаем, что театр должен исполнять в том числе и воспитательную функцию. А чтобы это стало возможным, необходимо создать детям приемлемые условия.

Руководитель же РАМТа пообещал, что помимо профессионального общения, завязывания новых контактов и, возможно, какого-то продвижения, хабаровский театр получит серьезный, и, что очень важно и болезненно, открытый анализ своей работы.

Будем надеяться, что во время данной экзекуции тюзовцы проявили самообладание, остались непоколебимы и их дружные ряды не понесли несокрушимых потерь. Аминь.

Татьяна Владина.          

Статьи в рубрике