Работа журналиста? Делать говно!

«Я, честно, и не знаю, что вам рассказать», - признался один очень известный московский журналист своим менее известным коллегам из регионов. Впрочем, нет, не так. Теперь он просто известный в известных кругах. А очень известным был в прошлом. Потому что вот и имя-то его сейчас не каждый сходу вспомнит. Невзоров? Захаров?.. Нет, даже не Захаров. А тот, третий, который вел «Взгляд» вместе с ним и Листьевым. Любимов, вот!

- В общем, доклада не будет, вы просто спрашивайте, если вам что-то интересно, - предложил этот самый Любимов. – Раз уж я сюда приехал.

Честно говоря, глядя на лица вокруг, казалось, что никому ничего не интересно, кроме фуршетов. Но я ошибся. Я часто ошибаюсь в людях. Да-да, журналисты – это тоже люди, как ни странно.

И им, как выяснилось, в первую очередь оказался интересен такой вопрос: как и на кой хрен работать журналистом, если все СМИ вокруг скупила власть и вся работа сводится к беготне вокруг нее. К пропаганде. Ниче хорошего сделать невозможно – а возможно делать только говно. Самим, мол, читать-смотреть противно свой продукт.

Громче всех, конечно, этот вопрос задавали журналисты из самых, как я понял, скупленных властью СМИ. С болью прям. В глазах и всем остальном. Я без иронии, честное слово.

- Знаете, - ответил, помолчав, докладчик. Точнее – бездокладчик. – Насчет пропаганды я с вами не соглашусь. Времена тяжелые, да. И покажите мне того, кому сейчас легко. Но кто виноват, что журналисты, получая от власти деньги за пропаганду, делают за эти деньги плохо свою работу? Губернатор, что ли виноват? Его пресс-служба? Да нет, это вы и виноваты. Можно же и пропаганду делать качественно и интересно. Если другого выхода совсем уж нет. Пробовать же надо, вы ж даже не пробовали наверно – ведь власть не монолитна, всегда есть крыло, условно говоря, либералов и крыло консерваторов. Надо находить контакт с тем крылом, которое вам ближе, пытаться маневрировать. А не сваливать свою вину на окружающих.

Мне на этих словах Любимова захотелось поступить, как таджикскому деятелю искусств Садреддину Айни во время речи советского вождя всех народов Иосифа Сталина о великом поэте со сложной межнациональной судьбой Фирдоуси. А именно – вскочить и закричать: «Бираф! Бираф!» (что в переводе потом оказалось «Браво!»).

Но что-то меня удержало. Может, природная застенчивость, а может – соседка. Которая сказала другой соседке грустно: «Ну да, в Москве может и есть эти крылья. А у нас только крыло параноиков и крыло шизофреников». И тут же вздрогнула. И я тоже.

Поскольку, будто услышав ее, Любимов сказал:

- В самых отмороженных регионах, с безобразными мэрами и губернаторами людям удается нормальные СМИ создавать. Общеполитические, я имею в виду. Нишевые СМИ, опять же есть, если пропаганда совсем не ваше, да и переезжать в другое место никто же не запрещает. Я своим некоторым часто говорю: «Сидите здесь, по сотке получаете за протирание штанов. Вот возьму за пятьдесят из региона, больше толку получится». В общем, не согласен я, что выходов совсем нет. Думать надо просто. А не считать себя звездой, которой должны условия создать для некоей авторской журналистики. Звезд сейчас вообще в журналистике нет. Нигде нет, не только у нас. И не потому, что власть такая, а просто тенденция. Человечество, мне иногда кажется, вообще скоро буквы забудет, и обратно на иероглифическое письмо перейдет. Блогеры-звезды? Не смешите меня. В Москве вся эта волна уже схлынула. И у вас сойдет. И будет, как везде. Не звезда, потому что в соцсетях что-то пишет, а пишет что-то в соцсетях, потому что звезда.

Выскользая украдкой через полтора часа со встречи (а она еще все не закончилась, поскольку вопросы все сыпались), я, по его завету, попытался подумать. Но успел подумать только о том, как же я все-таки ошибся в журналистах (не вообще, а конкретно в этих) по части того, что все-таки любовь к фуршетам для них главное. Дальше мысль не пошла. Сбили с толку разговаривающие в пустом и уже темноватом коридоре два дядьки.

- А молодцы все-таки бывают журналисты, - сказал один другому. – Интересно общаются. А то вот недавно была у нас встреча блогеров с этим ихним, ну как его там… Ну ты понял. Слушал и думал – боже, какие идиоты!

- Ну да, - сказал другой первому. – Так они потом еще все об этом всём и написали. И каждый по сто фоток выложил. Притом, что никто нихрена не понял.

- Журналисты тоже, знаешь… - сказал первый. – Два часа, помнишь, я растирал им, что происходит, и что? Половина написала, что доходы растут, а половина – что падают. Не въехали, блин… Меня потом чуть не выгнали, а я-то че…

- Ну, эти-то вроде въехали, - сказал другой. - Жаль, никто ничего не напишет наверно. А я б почитал.

- Почему не напишет? – спросил первый. – Цензура?

- Лень, - ответил другой. – Журналисты ж не блогеры, они только за деньги и по работе пишут. Про тебя поэтому и написали. Ты для них работа. А этот так, факультатив.