Про Илью Муромца, Кабанбай-Батыра и ценное ядро

Для начала - совершенно необходимое вступление. Без которого у вас, уважаемые читатели, вряд ли получится оценить мое величайшее археологическое открытие, которое постигла крайне незавидная участь. Оно, это вступление, короткое. Сильно не пугайтесь.

Ну, вот вы же знаете, что первые русские люди вместе с пушками, ядрами и прочими достижениями цивилизации притащились на Дальний Восток не так давно, а до этого тут бродили только разные дикие тунгусы с каменными топорами?

И что они, эти русские первопроходцы, со всеми своими пушками, ядрами и прочей железной хренью-дребеденью пешком не таскались, а плавали исключительно по рекам – тоже ведь знаете?

(Ну, это же элементарно – где им было тут пешком таскаться, если дорог-то у нас и щас нету нифига?..)

Ну вот, а теперь можно и про открытие.

Которое, с одной стороны, перевернуло практически все стереотипы, касаемые истории освоения Дальнего Востока. А с другой – перевернуло только в моих собственных глазах.

А все исключительно потому, что я поддался сиюминутным соблазнам вопреки высоким интересам науки. Вследствие чего единственными свидетелями моего невероятного открытия стали Вова Ким и Серега Летёха. Но они, в свою очередь, его значимости понять не могли просто по определению.

Потому что Серега – он все время курил химку, вздыхал, и очень гордился тем, что был в чине лейтенанта в какой-то горячей точке. И на полном серьезе уверял, что в прошлой жизни был старшим лейтенантом, а в следующей будет младшим. Ибо грешен.

А Вова, он был по национальности казахский кореец, по специальности – строитель широчайшего профиля, а по образу жизни – чистейший русский распиздяй. Он все время пил водку, если она была в наличии, но никогда не вздыхал. Зато рассказывал чудные истории – одна диковинней другой.

Причем, поскольку врать он не умел совершенно (за что был неоднократно бит), все его истории были подлинные, за что я ручаюсь. И одна из них, про Кабанбай-батыра, запала мне глубоко в душу. Ну, очень глубоко. Так что я, пожалуй, не удержусь и расскажу ее.

Вовины многочисленные корейские родственники жили в каком-то казахском городе и были все сплошь уважаемые люди. Кроме Вовы, который почему-то пошел кривым неверным путем, что и привело его (через Киев, Ригу и Сыктывкар) ко мне и Сереге.

Так вот. Вы знаете, что у корейцев семейные связи офигенно сильны? Сильней, чем даже у кавказцев и разных азиатов, базирующихся на постсоветском пространстве. И вот однажды, в самом начале 90-х Вовина семья решила его в очередной раз спасти - вызволить из дальневосточного дурмана и вернуть в казахстанские пенаты.

С этой целью он был приглашен в отчий дом. Куда и поехал на поезде.

Вот его рассказ о визите:

«Еду я по ихнему Казахстану, и вижу – строят чего-то. Такое красивое – большое! Спрашиваю – что такое? Мне говорят – были раскопки, и нашли могилу нашего казахского национального героя Кабанбай-Батыра. Вот – мавзолей ему строят. Я думаю – елки-зеленые, ну надо ж! Ночь не спал, думал. Так, пока думал, и приехал домой. А там, елки-палки! Самый большой ресторан! Полгорода сидит! Аким (мэр, по-ихнему) пришел. Сидим мы, пьем, едим, так хорошо…

И тут аким говорит: «А почему молчит наш… Кто там сказал «гость»? Нет, это уже не гость - это новый уважаемый житель нашего города, нашей страны. Пусть скажет тост!»

И я, елки-зеленые, наливаю полный стакан водки, встаю и говорю:

- Едет однажды, в старые-старые времена Илья Муромец по Казахстану, а навстречу ему Кабанбай-Батыр.

«Ты кто?» – спрашивает Кабанбай-Батыр.

«Я – Илья Муромец, - отвечает Илья Муромец - русский богатырь, а ты кто?»

«А я – отвечает Кабанбай-Батыр, - Кабанбай-Батыр – казахский национальный герой».

И стали они биться. Ударил Кабанбай-Батыр Илью Муромца палицей – ушел Илья в землю по пояс. Но выбрался Илья, замахнулся и ка-а-ак даст Кабанбай-Батыру... Вон, недавно только его, говорят, откопали – и строят ему красивый мавзолей. Так выпьем же за прекрасных строителей!..

Выпиваю водку, встаю, иду на вокзал. И уезжаю из ихнего долбаного Казахстана нахрен!»

Так вот. Вернемся все ж таки к моему чудесному открытию.

Однажды мы втроем с Серегой и Вовой били шурфы (ну, по-русски говоря, канавы копали) на хребте, что разделяет Амурскую область и Якутию. Рек там нету, ни одной! Исключительно ручьи. И тут я очередным своим шурфом натыкаюсь на остатки какого-то вроде бы строения. А там - непонятные железяки, черепки, кусок деревянного колеса и ядро. Натуральное пушечное ядро, прикиньте!

И поскольку я знал, что люди пришли в эти проклятые места (где даже аборигены никогда не ходили) только в 40-х годах, когда золото нашли и нагнали зеков его копать (а никаких колес деревянных и ядер при золотокопании вроде не используется), то я просто совершенно охренел. И прыгал с этим ядром по тому хребту, как идиот.

Ну, день попрыгал, два, три. А оно ж тяжелое, ядро-то, с ним больше трех дней не очень-то и попрыгаешь. Да и шурфы за меня кто бить при этом будет, Пушкин?..

Но самое обидное вот что. Эти два гнусных кадра (Серега Летёха и Вова Ким), которых я искренне считал друзьями, помогать мне с тасканием ядра отказывались категорически.

В итоге, я его, это крайне ценное для истории ядро, выкинул прямо посреди тамошнего леса. Там оно по сей день, видимо, спокойненько и лежит.

А наука в вопросе освоения русскими Дальнего Востока так по сей день и идет своим неверным путем.

Ну, да и хрен с ней!