Почему я изменила Путину с Обамой

Итак, история одного бытового б..дства. Осознанного. Среда и условия, в которых оно произошло, довольно банальны: два месяца без работы и, как следствие, - образ жизни огурца. Эмоциональный фон? Спокойный и зеленый, правда, с одной особенностью: свободный от мыслей мозг продуцировал повышенное внимание к публичным персонам.  

В течение дня - горизонтальное положение и два монитора: телек на стене и ноут перед глазами. И мне хорошо. Одного экрана мало, нужно чтобы был фон. А фоном всегда телеканал «Дождь». Раз «Другие выборы», два, три, ежедневно… И как-то во второй половине октября я вдруг отчетливо поняла – слежу за предвыборной компанией в Америке и уже в курсе того, что происходит. Более того – начинаю разбираться, что и как там у них устроено.  

С чего это «Дождь» так рьяно взялся освещать будущность штатов – отдельная тема. Версия об отработке госдеповских денег мною контекстно рассматривалась, но всерьез не принималась. Сама многократно была на митингах в прошлом и этом  году, но не видела, чтобы люди в очередях за деньгами стояли, да и самой не предлагали. Поэтому – не верю. Скорее всего, коллеги не смогли пройти мимо отличного информационного повода, решив устроить наглядный сериал уроков заокеанской демократии.

Вот, собственно, так Барак, бесконечно далекий ранее, стал ежедневно и буквально рядом присутствовать в моем огуречном бытие.  И с каждым часом, надо заметить, он нравился мне, как женщине,  все больше и больше. Хотя тип мужчин совершенно не мой – высокий худой дрищ, да еще и темнокожий. Но обаял и заставил сопереживать! 

Колоссальная по напряжению и драматизму предвыборная гонка, ноздря в ноздрю с Ромни. Теледебаты, собравшие рекордное количество просмотров за всю историю Америки, толпы ликующих сторонников и яростных противников, фотожабы, остроумные  ироничные клипы, – все это вызывало сначала недоумение, затем  улыбки  и понимание, а потом  мысли о том, сколько бы  у нас за такое дали – «двушечку» или больше? А еще о том, что в России точно до такого не доживу, да и дети мои тоже вряд ли.  

Сейчас, когда он победил, я думаю вот о чем. Мне радостно.  Совершенно искренне.  У многомиллионной страны появился  президент, которого хотят, и легитимность которого не вызывает сомнений. Эта осень сделала его объективно другим, более глубоким, зрелым, что ли. Он даже внешне, как мне показалось, немного изменился, осунулся и стал совсем седым.

Но вот  интересно: кто так гениально написал сценарий этого осеннего марафона? С драматичными сирийскими сериями и «Невинностью мусульман», «рваными» биржами, шпионским скандалами, рекордным уровнем безработицы и госдолга? А каков  финал, - вы только вдумайтесь и оцените, - ураган «Сэнди»!  Просто апофеоз апокалипсиса в канун Хэллоуина! (Сразу как-то Крымск вспомнился и вертолетный облет зоны бедствия).

Отвлеклась. А как прописана любовная линия в картине?  Это же просто прелесть, что такое, эта его Мишель. Потомок рабов и самая влиятельная женщина мира! Никакой лживой чопорности, нелепых луков и зашоренности – всегда рядом, на равных, такая, какая есть. Скажет – отрежет, порывисто обнимет,  широко улыбнется – ей веришь, и в нее тоже невозможно не влюбиться. А девочки,  Малия и Наташа?! Да это будто мои дети! И я убеждена: так невозможно сыграть любовь даже при всей гениальности замысла и сценаристов.  Это очень  достойно и вызывает уважение.

А у нас? А нас в квартире… топот котов. Жену президента я не видела с 7 мая, аккурат полгода. Да, как раз с феерической инаугурации, когда кортеж машин мчался по зачищенной пустой Москве. Подошел, поцеловал ее, как покойную, и отошел. Не скажу, что бы я очень скучала по Людмиле Путиной, но все же как-то это… Жива хоть? Где? Чем занята? У них ведь тоже две дочки, кажется, Маша и Катя? Неудивительно, что сначала в поисковике  Гугла выпадает «Дочери Мнемозины», а уж только потом искомое, но так и не становящееся понятным. 

Мне кажется, я имею право знать, что происходит хотя бы в общих чертах.  Живу в этой стране, валить мне некуда, но знать, кому ты доверил управление своими активами и пассивами – это не противоестественно и конституцией пока не запрещено. Контраст между «здесь и там» после выборов за океаном стал настолько очевиден, что не замечать его уже просто неприлично. А мы все про американскую угрозу.

Так вот – я не против, чтобы мне угрожали такие выборы, такой президент, первая леди и такая первая семья. Я только за.  Любить и уважать законно избранного тобой президента – это хорошо и правильно. Из этого все. Но у меня нет такой возможности в своей стране. И не я ей не пользуюсь, мне просто ее не дают. Поэтому осознанно изменяю с Обамой, в открытую,  и не стыжусь этого. Сколько можно? Надоело.

P.S.: Чу! Что за странный рокот за окном? Наш куда-то опять со стерхами полетел…