О женской дружбе без стеба

Восемь лет — это срок. А для женской дружбы, скорее, даже эпоха. Недавно город Ха окончательно и бесповоротно покинула одна из лучших его, хоть и, как оказалось, транзитных, жительниц — моя ближайшая, родная и любимая подруга Алена. Навсегда.
 

Я не написала этот текст сразу — просто еще несколько дней не могла поверить, заставить себя выписать эти убийственные буквы — н а в с е г д а…
И только сегодня, когда она уже обустроилась на новом месте, в противоположном дальневосточной столице конце огромной России, мы созвонились, и поняли — вот и все.
Говорят, женщины дружат, когда это взаимовыгодно или просто удобно, а то и из банального самосохранения — когда недружить опасно.
Восемь лет назад я узнала, и впоследствии множественно убедилась, что бывает и по-иному.
Когда вы часами висите на телефоне, будь то в душе,  за мытьем посуды или полов, серфя по соцсетям, причудливо извиваетесь у стенки, чтобы дотнуться телефоном до зарядки, кидаете обещанные платежи друг другу, чтобы договорить, когда пустеет дотоле вполне солидный баланс… 
А когда встречаетесь — в вашей нежности и радости нет ни капли того дешевого гламура с поцелуями в воздух и ядовитых взглядов на новые туфли друг друга, которым иллюстрируют женскую дружбу популярные люди.
Я даже приблизительно не могу представить, кому еще я могла бы, например, позвонить в 5 утра и буднично заявить: «Ну что, зай, я к тебе щас подъеду, потусим», — когда надо сбежать от одного хахеля к ожидающему на противоположном конце города другому, и чтобы никто ни о чем не догадался. И кто при этом также буднично отвечает: «Ага», — и падает досыпать, понимая, что помог другу, который тебя если и обременит, то только на ту каплю, которую позволит ваше взаимное уважение — короткий звонок, на который надо правильно ответить, а не мчать в ночи с бутылкой на раздолбанном таксомоторе в неизвестное далеко — потому что точно знаешь, что тебя туда не звали, потому что понимают, где можно необременительно напрячь, а где — не злоупотреблять.
Мой декрет, черная дыра в памяти, самые светлые моменты первого полугода — ляля наконец-то спит на дневной прогулке, а я выговариваю, выругиваю, выблевываю все, что натворил или наоборот не исполнил тот, кто по какому-то недогляду судьбы сыграл со мной свадьбу накануне… Я не знаю, что она при этом делала — читала Донцову или рисовала голых женщин, но главное — вовремя поддакивала и сочувственно вздыхала, пока я переводила дух.
А наши совместные походы в ночные клубы, караоке, свидания 2х2 по виртуальным знакомствам…
В юности — нищие любовники: «Ну что, мальчики, едем к Алене на одном такси, потому что всех развозить по домам дорого, и что, девочки, как обычно платят?».

Это было забавно, весело, и вот что удивительно — мы никогда ни о чем не договаривались. В смысле, нам не надо было долго спорить и просчитывать варианты, как поступить в той или иной ситуации, которая требует быстрого решения. Мы как-то синхронно находили правильные взаимоприятные  решения еще на стадии возникновения требовавших их вопросов.
Мы познакомились каким-то смутным летом 2005-го – я временно не работала, а Алена ушла в долговременный учительский отпуск. И почти сразу поняли, что появились в жизни друг друга не просто так. А потом постоянно обнаруживали этому подтверждение.

Тогда мы мало заботились о здоровом образе жизни, и после летних ночных посиделок у нас случались, перефразируя классиков, хард дэйз утра — так и вижу, как, слегка высунувшись из-под спасительной темноты одеяла диктую список покупок, а Алена, печально вздохнув, отползает в лавку за утолением сосущего похмельного голода…
А зимой — субботу напролет «подкидной дурак» под недорогой, но вкусный молдавский вермут  «Верони» и тонкие, длинные «Вог Лилас» прямо в постели…
А потом, когда повзрослели — моя убогая семейная жизнь и ее марш-броски ко мне на окраину — просто поспать рядом после работы, или вытащить в кино на свежий фильм с поп-корном, на шопинг, в конце концов!!! Когда у меня осталось от дозамужней жизни из всего гардероба… даже не платье, а рванина какая-то, и никого это кроме нее не заботило…
Потом мы совсем выросли и осунулись. У меня одинокое материнство, почасовая няня, бесконечная изматывающая голову и прочее тело работа, виртуальное общение, ощущение глухой бетонной стены на пути в будущее.
У нее целибат, преподавание в училище, режим, вставать в 6 утра и нафиг не нужны никакие женихи, эзотерические книжки им в… помощь.
Нынешней весной, когда мы собирались впервые вместе отдохнуть за пределами родного города и паковали чемоданы в Питер, Алена внезапно съехала с темы, буквально на следующий день после покупки билетов до Москвы, решила оттуда лететь к интернет-жениху в Казахстан. В свете некоторых событий, трагически омрачивших мое пребывание на берегах Невы, наверное, лучше, что до Питера я доехала уже одна. Впрочем, и она замуж не вышла. По собственной воле. Но шаг был сделан. Она увидела другой климат, людей, природу и архитектуру, и теперь уже не боялась летать самолетами.
Ее мама, живущая  в далеком поселке на окраине таежной глубинки, давно приговаривала, как евреи в 1970-х: «Надо ехать, надо ехать», а тут взяла — и уехала. В какой-то деревне на границе с Краснодарским краем, я так и не запомнила названия. И дом там купила. И Алену выписала.
Последние две недели  ее пребывания в Хабаровске мы прощались. Посещали самые знаковые «наши» места, проделывали всякие мелкие ритуалы, которые стали символами нашей дружбы. Вот только не покатались на роликах и борщ в рыночной шашлычке не съели — первое лето за восемь лет. Впрочем, шашлычку ту снесли, а ролики она просто давно упаковала в багаж…
Зато в аэропорту попрощались по всем правилам. С дальневосточной «Брусникой на коньяке», приготовленными Аленой в последний раз на моей кухне гренками, любимыми еще со времен нашего голодного студенчества, с групповым фотографированием и слезами светлой грусти у выхода на посадку. Как мы ежегодно встречаем-провожаем, иногда по нескольку раз за год, нашу общую подружку Галечку-Южно-Сахалинск — ту самую, которая познакомила нас в мятежном 2005-м, когда мы на каком-то сверхуровне буквально в первые дни поняли, что созданы для того, чтобы никогда не расставаться. Опять это «никогда»…
И вот сижу я перед вами, простая русская баба, и мотаю сопли на кулак, кажется, впервые в жизни не из-за мужика.
Я знаю, перемены всегда к лучшему. Какими бы ни были, с какой бы кровью, расходами, потерями и туманными перспективами не происходили бы.
Поэтому пожеланий у меня для тебя, моя любимая девочка, всего два:
Пусть этот переезд приведет тебя к твоему долгожданному женскому счастью, давно уж пора.
И пусть тебе встретится такая подруга, как я.
А у меня такой, как ты, уже не будет.