Как Ковальчук глотнул свободы на майдане

Проведя на майдане 17 дней, я стал немного другим человеком. Это было счастливое время. Ведь самое дорогое в жизни - это свобода. И именно в Украине я ощутил подлинный притягательный вкус свободы. Это ни с чем несравнимое ощущение. Постоянная угроза оказаться под дубинками «Беркута» только прибавляла остроты этим ощущениям, ведь рабство начинается с сознания, а свобода просто так не падает с неба, за нее нужно бороться. 

О радикалах, фашистах и бандеровцах

За все время, проведенное на майдане, я не встретил ни одного фашиста просто потому, что их там нет. Зато много общался с простыми людьми, молодежью и пенсионерами. Этих людей вывела на майдан огромная коррупция режима Януковича. Они такие же, как мы, только более свободные и смелые. Это люди, которые дорожат своей свободой и готовы ее защищать. Российская пропаганда запустила волну огромной лжи о притеснении западенскими бандеровцами русских. Это неправда. 70 процентов участников протеста - это киевляне, а они говорят на русском языке. Никакого негатива к русским в Украине нет. Да, есть отрицательное отношение к Путину и его политике. Меня, российского оппозиционера, везде встречали с теплотой. По моим оценкам жители западных регионов - это только 20 процентов от всего майдана, но при этом, конечно же, это самые идейные и стойкие люди. Никакого радикализма я в них не заметил. Я ожидал, что украинские националисты сродни российским. Однако за все время я ни разу не увидел на майдане свастики или речей в поддержку Гитлера и расистских лозунгов, которые так часто можно наблюдать у российских националистов. Все, что я слышал от жителей Львова, так это речи о любви к Украине, ее истории и культуре и необходимости европейского выбора для Украины. Поэтому, на мой взгляд, их правильнее было бы назвать не националистами, а украинскими патриотами. И надо понимать, что на майдане действительно собралось множество политических движений, но абсолютное большинство - это не политические активисты, а простые граждане, которые не состоят ни в одной политической организации, которые могут сегодня одобрительно отозваться о тех или иных политиках, а уже завтра жестко их раскритиковать.    

Об энергетике майдана

С первого же дня в Киеве я понял, что майдан обязательно победит. Януковича критиковали все - от продавцов магазинов до таксистов. Каждый раз, когда в СМИ проходила информация о возможном нападении беркута на майдан, то уже через час на площадь Независимости стекались десятки тысяч киевлян, люди приходили с женами, с детьми, с матерями. Меня это очень удивляло, ведь я - гражданин России - ожидал, что из-за такой информации люди наоборот начнут уходить с майдана, опасаясь за свою жизнь. Именно в такие моменты я отчетливо понимал огромную разницу между украинским гражданским обществом и нашим. На майдане невозможно было простоять и 20 минут, чтобы к тебе не подошла женщина или студентка и не вручила тебе бутерброд с салом, или борщ, или горячий чай. Люди сами готовили еду дома и считали своим гражданским долгом прийти на майдан и покормить его участников. Естественно, отказаться от такого бутерброда с чаем, который был приготовлен от всего сердца, было невозможно.  

Об оккупации Крыма и великодержавной пропаганде

Андрей Макаревич прав, когда говорит, что совок не истребим. Ситуация, которая сейчас происходит в российском обществе, абсолютно напоминает ситуацию в Российской империи сто лет назад. В 1914 году после объявления о начале Первой мировой войны в стране царил такой же ура-патриотический угар, все рвались помогать братскому Сербскому народу. 1913 год стал пиком расцвета российской экономики царского периода. Несколько лет нормального развития привели к головокружению от успехов до такой степени, что царская власть решилась бороться за мировое господство, и общество ее поддержало. Однако все успехи были неустойчивыми, экономика была полностью не готова к внешнеполитической авантюре, и уже через три года страна рухнула. К 1917 году все уже забыли о Сербии и думали только о том, что бы хоть что-то сохранить от прежней России. Сейчас в стране все тоже самое, даже поразительно насколько все схоже. В 2014 году после нескольких лет сверхвысоких цен на нефть и газ наша власть настолько стала уверенной в себе, что решила бросить вызов всему мировому сообществу. И российское общество, к сожалению, ее в этой авантюре поддерживает. И уже везде слышно, что «Запад слабый», «США слабые», «нам их санкции нестрашны», «будут вякать, мы отключим Германии газ». Все это печально. Ведь, как и в 1914 году наша экономика очень слабая, сейчас даже еще слабее, тогда хотя бы сельское хозяйство было сильное. Весь наш экономический рост связан с высокими ценами на энергоносители, которые мы продаем Западу. А что мы будем делать, если запад откажется их покупать? За счет чего мы будем жить? Ведь мы не единственная страна - экспортер, а у нас практически нет никакого производства, а сельское хозяйство развалено. Все население занято либо в сфере услуг, либо работает теми или иными чиновниками. У кого есть знакомые рабочие с заводов или работники успешных сельхозпредприятий? Наша страна абсолютно зависима от Запада, и не готова ни к какому противостоянию с ним. У нас огромная и неухоженная территория, мы не маленькая и комфортная Япония. Зачем нам Крым? Нам больше некуда деньги тратить? В селах Хабаровского района, района имени Лазо, Ванинского района такая разруха. Если и надо тратить деньги, то лучше их направить в подобные места. А сейчас пойдут огромные потоки денег в Крым, а с. Обор, с. Токи, с. Свечино так и останутся наедине со своими многочисленными проблемами. А все разговоры ура-патриотов о несправедливой передаче Крыма в состав Украины в 1954 году несостоятельны. Вся история состоит из подобных решений. Разве Екатерина Вторая в свое время включила Крым в состав России по закону и справедливости?  Разве Восточная Пруссия вошла в состав России под названием Калиниградская область по справедливости? Мир победил и наказал гитлеровский нацизм, а не немецкий народ. Именно поэтому ни США, ни Англия никаких земель себе от Германии не забрали. И даже Франция в 1954 году вернула немцам Саар. А мы забрали Восточную Пруссию навсегда. Но никто у нас ее не просит вернуть. А  Дальний Восток, который мы взяли у ослабленного опиумом Китая по договорам, которые определяются международным правом, как неравные? Но никто в мире эти вопросы не поднимает. Потому что все страны договорились не открывать ящик Пандоры и уважать территориальную целостность друг друга в независимости от того, справедливо она была образована или нет. В двадцатом веке Россия географически серьезно расширилась за счет других стран - Германии, Японии, Финляндии (Выборг), и не нам обижаться и поднимать вопросы о справедливости тех или иных территориальных включений. Я считаю, что границы всех стран должны быть нерушимыми. Раз так исторически сложилось, то Калининградская область должна быть в России, а Крым должен быть в Украине, так будет честно и справедливо. Я понимаю, что в сегодняшней России моя точка зрения будет многими людьми, одурманенными государственной пропагандой, воспринята негативно. Но народ силен только тогда, когда в нем присутствуют люди, способные не ложиться под режим, не действовать в шкурных интересах, а поступать по совести, как поступили семь человек, которые вышли в 1968 году на Красную площадь с осуждением ввода войск в Чехословакию.