Быку с Уолл-стрит – по яйцам!

С разных сторон в Нью-Йорке слышится русская речь. Ну, а что вы хотели, если, допустим, билеты из Хабаровска до Москвы стоят 33 тыс. рублей, а из Москвы до Нью-Йорка на 10 тысяч меньше. Неужто народ поедет осматривать последних из тигров, а не последних из могикан? 

Нью-Йорком заканчивается мое путешествие по США, и, соответственно, мои «американские заметки иностранного агента».

Утром прилетаем в Большое яблоко, забрасываем шмотки в камеру хранения, садимся на метро. Подземка обшарпанная и безлюдная, а схема движения доступна к пониманию, как говорят у нас, только после стакана, а так как я не пью, то недоступна вовсе: пять поездов по одной линии в разные стороны, да по разным дням с разным расписанием…

Часа через полтора высаживаемся у Гудзона, первым делом едем на морском трамвайчике поглазеть на статую Свободы. С разных сторон слышится русская речь. Ну, а что вы хотели, если билеты с Хабаровска до Москвы стоят 33 тыс. рублей, а с Москвы до Нью-Йорка на 10 тысяч меньше. Неужто народ поедет осматривать последних из тигров, а не последних из могикан?

Я мечтаю побродить осенью по разноцветной Камчатке и побывать в долине гейзеров, но сейчас реально дешевле проехать туром по Европе, а затем исколесить Южную и Северную Америку, чем долететь на вертолете из Петропавловска-Камчатского, до этих самых гейзеров.

Трамвайчик огибает статую Свободы – фотаемся, есесно. Оказывается, кто бы знал, что сия статуя была дарована Штатам французами. Она прибыла на берег Гудзона разобранной, в сотнях ящиков, и под нее нужно было смонтировать фундамент. Американцы долго препирались по поводу, кто должен дать деньги, пока один из медиа-магнатов не пообещал печатать в своей газете имена каждого, кто даст хотя бы доллар. Народные деньги были собраны всего за полгода, и статуя заняла свое место.

На обратном пути трамвайчик паркуется у острова Слез. В начале 20 века масса европейцев ехала в США в поисках работы и лучшей доли. Корабли причаливали к этому острову, где находилась таможня. Далее пилигримов проверяли по разным пунктам, в том числе на предмет экономической состоятельности.

Меж тем, многие люди тратили на билет последние сбережения и приезжали в Штаты буквально с пустым карманом. В частности, таким беднякам Штаты не открывали двери, а на обратный путь денег не было – тысячи умерли на этом острове от голода и болезней, и дьявол бюрократии упился их страданиями досыта.

Джеку из «Титаника» Кэмерона, оказывается, еще повезло с благородной кончиной в холодных морских водах – иначе он запросто мог умереть на острове Слез. Памятник несчастным стоит и на Манхэттене.

Земли под Манхэттеном были куплены когда-то у индейцев за 20 долларов – теперь здесь «под застройку» могут позволить купить участки разве что наследники Джи Пи Моргана. Да и то под небоскреб.

На входе в Манхеттен нас встречает – задом! – бык Уолл-Стрита. Около него столпотворение. Ведь считается, что бычьи, простите, яйца сродни лампе Аладдина. Вот и трут их туристы, стар и млад, с утра до вечера. И не только трут. Вот энтузиаст занимается с быком оральным сексом. А я-то думаю, отчего у геев уровень доходов как у банкиров… ну, часто это одни и те же люди. До чего ж народ измельчал!

Заряжаю быку по гениталиям… пока символически.

Далее начинаются небоскребные дебри. Башни Всемирного торгового центра отстраиваются. Прогуливаясь, забредаем в церковь. Рядом с ней самое дорогое по расценкам на захоронение кладбище. Неужто люди, способные оплатить здесь «2 на 2», верят в загробную жизнь? А если не верят, то зачем они пристраивают свои мощи под церковный присмотр?

Около церкви какие-то страшноватого вида демонстранты трясут плакатами, страшно кричат и трубят в какие-то дудки. Одного из них вяжет целый отряд полиции. Куча зевак. Идем дальше, от греха подальше.

До самолета остается не так уж много времени. Успеваю купить знакомым нью-йоркские бейсболки со скидкой. Последние часы на американской земле. Что ж, съездили не зря. Не знаю, доведется ли побывать здесь еще. Пока-пока, Америка и Нью-Йорк!