Откуда у парня из России бандеровская грусть?

В конце 40-х русский философ с украинской фамилией Федор Степун, живя в оккупированном американцами Мюнхене, сказал: «От частых занятий большевизмом у меня постоянно в душе поднималась неодолимая тоска и соблазн уйти куда-нибудь в философию». 

Его выпустил Хрущев?

Так и у теперешних российских философов и иных деятелей с самыми разными фамилиями, от постоянных занятий путинизмом (или антипутинизмом) возникает соблазн куда-нибудь уйти подальше. Например, съездить на Украину, как небезызвестный хабаровский антипутинист Дмитрий Ковальчук. Ну, или хотя бы пофилософствовать в интернетах о тамошней борьбе всего хорошего со всем плохим.

Пойду в эту сторону и я. Расскажу как, зачем, и, главное, с кем кумир западных украинцев Степан Бандера боролся. Вкратце расскажу, чтоб не стало скучно. Начну с прямой речи.

«Вообще, это мы его освободили, он в львовской тюрьме сидел, когда мы пришли. Он за убийство польского министра внутренних дел там сидел. Сам убил, или организовал, я уже и не помню. Ну, разве плохо, что человек буржуазного министра убил? Это хорошо. Вот мы его и освободили. Пожалели, потом, конечно. Зря выпустили».

Кто это говорит? Это говорит Никита Сергеевич Хрущев в своих воспоминаниях. О тех годах, когда, будучи главой советской Украины, участвовал в немецко-советском разделе Польши в 1939 году. О ком это он говорит? Ну, конечно, о Степане Бандере. Привирает, правда, по ходу. Или подзабыл. Бандера сидел не в Львовской, а в Брестской тюрьме.

Казалось бы, какая разница, где сидел - ведь обе тюрьмы до 39 года были польские? А вот и огромная. В Бресте практически не было украинцев, независимость которых для Бандеры была идефикс. Потому и определили его на отбывку в Брест. А не во Львов, где украинцы были. В огромном количестве. Да еще какие украинцы!

Не какие-нибудь там полтавские или киевские хохлы, о которых массово писали наши классики от Гоголя до Булгакова. А никому на тот момент не ведомые в России галичане. Которых теперь зовут западными украинцами.

Эти украинцы отличались от всех прочих тем, что до 39 года не имели никакого отношения ни к СССР, ни даже к Российской империи, а всегда входили в состав Польши или Австро-Венгрии. Русского языка они отродясь не знали, а к хохлам, например, полтавским, относились, примерно, как мы к русскоязычному меньшинству Киргизии. Ну да, есть где-то какие бедные люди, ну да и хрен с ними.

Религия у них была, да и осталась, своя, особая – униатская (смесь католичества и православия). Вот за освобождение этих неведомых галичан, в основном, и воевал Степан Бандера, убивая польских министров и других чиновников еще с конца 20-х годов – задолго до того, как на сцене появились товарищи Гитлер и Сталин со своими гестапо и НКВД.

Его выпустил Гитлер?

Именно поэтому, кстати, в Галиции Бандера – очень народный герой, а в других областях теперешней Украины, даже Западной – не очень. Между прочим, даже сам термин "Западная Украина" не имеет по сей день четкого определения. Очень часто так называют только три галицкие области - Ивано-Франковскую, Львовскую и Тернопольскую.

Некоторые к ним приписывают еще и две другие, которые тоже в СССР и Россию до второй мировой войны никогда не входили, а тоже входили по очереди в разные другие европейские государства (Австро-Венгрию, просто Венгрию, Румынию и Чехословакию) – Закарпатье и Черновицкую область.

Черновицкую область к моменту вхождения в состав СССР в равных пропорциях населяли 5 наций – румыны, поляки, евреи, венгры и украинцы-галичане. Так что Бандере здесь было особо и негде развернуться. А Закарпатье – две. Венгры и украинцы-русины. Которые до сих пор просят не путать себя с галичанами и любят вспоминать: «Ни, Бандеры тут не було!».

Еще в Западную Украину часто «включают» и Волынь (Волынская и Ровенская области). В этой местности русский язык к 1939 году хохлы знали, поскольку успели лет 150 побыть в составе Российской империи с небольшим польским перерывом 1919-1939 годы. Но все равно простыми хохлами волынцев язык назвать не повернется, поскольку были они сильно ополячившимися. И здесь, в отличие от Закарпатья и Буковины (Черновицкая область), Бандера побывал.

Точнее нет, не так. Побывали отряды украинских националистов, которые у нас в просторечии зовутся бандеровцами. Они устроили там в 43-м году геноцид и этнические чистки. А именно – вырезали более 100 тысяч поляков. Чтоб не портили украинскую кровь. Правда, резали бандеровцы поляков (как и чуть ранее евреев, а чуть позднее – коммунистов и им сочувствующих) под руководством не Бандеры, а других националистов типа Шухевича и Мельника.

Поскольку сам Бандера через две недели после нападения Германии на СССР, а именно – 6 июля 1941 года был арестован гестапо. За то, что провозгласил во Львове независимость Украины. И просидел почти всю войну в концлагере Заксенхаузен - до осени 1944 года.

Когда же Гитлер решил отощавшего Бандеру выпустить, надеясь, что он хоть как-то поборется с СССР, было уже поздно со всех точек зрения. Например, с той, что бывшие заместители Бандеры, заматеревшие, разбогатевшие и собаку съевшие на геноциде евреев и поляков, не собирались подпускать к кормушке отца-основателя. И так и не подпустили, несмотря на надежды товарища Гитлера.

Бандера же тихо жил в Берлине до апреля 45-го, после чего тихо слинял на запад, в американскую зону оккупации, в Мюнхен. Где, опять же, тихо и скромно прожил до 1959 года. В котором и был убит агентом ГКБ Богданом Сташинским.

Убит, в общем-то, за сам факт провозглашения независимости Украины в июле 41-го. Поскольку других действий в борьбе с советской властью Бандера не предпринимал. Хоть и не по своей вине. Он бы, может, и хотел еще чего-нибудь предпринять. Да попробуй, предприми что-нибудь, в Заксенхаузене сидя. Да еще и без интернета.

P.S.: Кстати, упомянутый выше Д. Ковальчук, судя по всему, типичный полтавский хохол, и к галичанам и Бандере никакого отношения не имеет. Но зато у нас в крае есть несколько сел, основанных депортированными галичанами еще в 40-х годах.

Статьи в рубрике