Виктор Бирюков

Однажды я ощутил себя патриотом. И даже, я бы сказал, имперским националистом. Со старобританским уклоном. Дело было в Паттайе. В северной. В районе автовокзала. Около 8 утра. 

Однажды я уволился из хабаровского АиФа. Кто не знает, что такое АиФ, объясняю. Это газета такая. Ну да, прямо на бумаге. Да, их еще читают. Да, читателей много. По крайней мере, у АиФа.

Однажды я не соглашусь с либералами. Нет, речь не о Жирике. С Жириком-то я всегда соглашусь как раз. Потому что он забавный и смешной. Не соглашусь я с тем виртуальным отрядом либералов, кои на большом серьезе лайкают в этих своих интернетах супротив Путички. А также постят.

Тут вопрос поступил – почему, мол, о бабах не пишешь? Бабы обидятся, ответил я. И решил написать про Виктора Иваныча. Как я его обижал. А он всё никак не обижался. А мне было пофиг. Ведь личной цели обидеть его я не преследовал. Ничего личного, апсольман, только бизнес.

Для начала - совершенно необходимое вступление. Без которого у вас, уважаемые читатели, вряд ли получится оценить мое величайшее археологическое открытие, которое постигла крайне незавидная участь. Оно, это вступление, короткое. Сильно не пугайтесь.

Я, если кто не в курсе, большой любитель истории. Особенно – истории про хомячков. Сейчас расскажу. Слушайте. Жили-были на последнем этаже панельной пятиэтажки желто-поносного цвета две супружеские пары. Человеческая и хомячковая. Обе развелись. Первой развелась хомячковая.

Замечено – люди, которые пишут про китайскую угрозу Дальнему Востоку, если и бывали в Китае, то либо в приграничьях и на курортах (которые к настоящему Китаю никакого отношения давно не имеют), либо в составе своих делегаций пили китайскую водку всю дорогу и нихрена не помнят.