Авторы

Несколько запоздало (новости - наша профессия, че) до меня дошли слухи, что одно небезызвестное информагентство, добывающее себе на прокорм шантажом (мол, не дадите нам денег - напишем про вас каку), поспособствовало увольнению с весьма хлебной должности пресс-секретаря одного из местных филиалов одной из нефтяных госкорпораций. Спросите, как это было? О, это поистинне было чудно и, что называется, в духе нашего с вами времени!..

Перед тем, как впервые поехать в Израиль, где мне предстояло прожить полтора месяца, я тщательно вспоминала всякие еврейские словечки («таки да, тетя Соня!»), и настраивалась на общение с хитрым народом, который будет требовать с меня деньги даже за солнечный свет жарким летом. Но, я вас умоляю, как же таки я ошибалась! 

Все началось три недели назад. Я уж почти спала, звонит Любка и говорит, что решила выйти замуж и хочет, чтобы я зарегистрировала их брак. Пипец. Я - брак? Я ж никогда, дело такое серьезное, а я несерьезная… Она что-то давай про то, что никому кроме меня это дело доверить не сможет… Уши мои тут же лопухами по подушкам, и я поплыла, представляя, как скажу: «Согласны ли вы, Любовь Валерьевна, взять Владимира Алексеевича в законные мужья, хранить ему верность»… Так все и завертелось.

Занимаясь политикой длительное время, имея опыт удачных избирательных кампаний, в первую очередь избрание депутатом Хабаровской городской думы, я впервые столкнулся с организацией нападения на меня.

Вот тыщу раз был прав Экзюпери, говоря словами Лиса о том, что мир несовершенен: где есть куры, там есть и охотники, а где нет охотников - нет и кур. Говоря же о новейшей истории Хабаровска, эти слова можно переиначить так: где есть ермошкины, обязательно отыщутся и плешаковы...

Однажды я ощутил себя патриотом. И даже, я бы сказал, имперским националистом. Со старобританским уклоном. Дело было в Паттайе. В северной. В районе автовокзала. Около 8 утра. 

В раннем детстве мне казалось, что любой советский человек, и я в том числе, совершенно неограничен в возможностях. И нет ничего особенного в том, что каждый может стать космонавтом, великим ученым, талантливым музыкантом или знаменитым художником. Собственно, именно в этих ипостасях я себя и видела в скором взрослом будущем.

Проведя на майдане 17 дней, я стал немного другим человеком. Это было счастливое время. Ведь самое дорогое в жизни - это свобода. И именно в Украине я ощутил подлинный притягательный вкус свободы. Это ни с чем несравнимое ощущение. Постоянная угроза оказаться под дубинками «Беркута» только прибавляла остроты этим ощущениям, ведь рабство начинается с сознания, а свобода просто так не падает с неба, за нее нужно бороться. 

Просто удивительно, как сильно можно ненавидеть свою страну. Олимпиада в Сочи еще задолго до своего начала вскрыла множественные гнойные прыщи на многострадальных телесах России. И живенько так потекла мерзкая мутная жидкость по интернету, и заполонила мозговые пустоты тех его обитателей, что всегда держат про запас пару-тройку таких вот пустых мест в собственном мозгу для абы какого дерьмеца. 

Скоро первый состав Общественной палаты Хабаровского края закончит свою работу. И слава Богу! Правда, нет никакой гарантии, что второй состав не будет копией первого. Ведь если верить русской поговорке: каждый последующий у нас – завсегда хуже предыдущего.

Был у меня такой друг - Леха. Был не потому, что мы испортили дружбу сексом, а потому что Лехи уже нет. 

Мы познакомились в мутном 2001-м, я только что узнала, что была первой и самой сильной на тот момент любовью моего одноклассника Вадика К., который за считанные годы между нашим выпуском-1997 и этой встречей на Хабаровской международной ярмарке-2001, стал амфетаминовым и всяким прочим наркоманом. 
 

Смотрю я новости про Украину и завидую. Вот где настоящая демократия, вот где гражданское общество, вот где разделение властей и настоящая борьба за власть. У нас же в России все как-то декоративно и по игрушечному. 

Страницы